Забрюшинное расположение поджелудочной железы обусловливает ее надежную защиту спереди (мышцы брюшного пресса, органы живота) и сзади (позвоноч­ник, мышцы спины, поясничные мышцы). Поэтому травма поджелудочной железы наиболее вероятна вследствие ножевого или огнестрельного ранения, ту­пого удара в живот или поясницу либо при сдавлениях или сотрясениях тела, возникающих при различ­ных авариях или катастрофах.

Различают открытые, закрытые и операционные травмы железы. Причиной открытых повреждений служат проникающие ранения колющими и режущи­ми предметами либо огнестрельные ранения. Частота ранений поджелудочной железы во время войны 1941 —1945 гг. составила 2 % от всех ранений в живот (на 3000 абдоминальных ранений у 60 раненых отме­чались повреждения поджелудочной железы).

Травмы поджелудочной железы составляют от 1 до 4 % от всех повреждений органов брюшной полости и до 70 % от всех повреждений под­желудочной железы.

Операционные повреждения поджелудочной желе­зы могут случаться во время резекции желудка при низко­расположенной язве, при погружении культи двенад­цатиперстной кишки, при выполнении радикальных операций по поводу рака поджелудочной железы и БСД, при биопсии поджелудочной железы, при слу­чайных травмах паренхимы железы во время выпол­нения реконструктивных операций при раке желудка и поперечной ободочной кишки.

При различных повреждениях поджелудочной железы могут наблюдаться частичные или полные разрывы железы, гематомы, разрезы, сотрясения, ушибы; поджелудочная железа может оказаться про­колота ножом либо прострелена пулей, размозжена и др.

Любая травма железы сопровождается образовани­ем подкапсулярных гематом, кровоизлиянием в забрюшинную клетчатку, внутрибрюшным или забрюшинным кровотечением. Разрывы паренхимы, подкапсулярные или сквозные, чаще возникают в участке железы, лежащем на позвоночнике.

При ранениях железы наблюдаются поверхност­ные или глубокие разрывы с повреждением и без по­вреждения главного панкреатического протока, с раз­делением поджелудочной железы на две части и более.

В первые часы после травмы возникает тромбоз брыжеечной, воротной и селезеночной вен, отек па­ренхимы железы, артериальный стаз, быстро веду­щий к тромбозу артерий и развитию некроза железы. Кровоизлияние в окружающие ткани, имбибиция кро­вью забрюшинного пространства, скопление крови в полости сальниковой сумки, свободное истечение био­логически активного панкреатического сока в окру­жающие ткани очень скоро создают в брюшной полос­ти и забрюшинном пространстве очаг острого воспа­лительно-дегенеративного процесса, который в усло­виях продолжающегося кровотечения весьма скоро приводит больного в состояние шока.

Резкое перераздражение ветвей чревного сплете­ния, узлов, парез периферических сосудов, нарастаю­щая интоксикация, парез кишечника усугубляют бы­стро прогрессирующую ситуацию катастрофы. Уже через 2 —3 часа после травмы на сальнике и брыжейке наблюдаются участки жирового некроза. Присоеди­няющаяся инфекция активирует действие трипсина, развиваются панкреонекроз и перитонит. При по­вреждениях головки и тела железы хвостовая ее часть может не подвергнуться некрозу, так как имеет собст­венные источники кровоснабжения, что важно в оцен­ке объема операции и прогноза.

Клиника. Клиническая картина повреждения под­желудочной железы зависит от характера травмы, по­вреждения других органов, целости или ранения сосу­дов и формируется в условиях шока, перитонита и кровотечения.

Стойким и постоянным симптомом является боль, характеристика которой в свою очередь зависит от степени повреждения паренхимы железы, места по­вреждения, соотношения последнего с элементами чревного сплетения, глубиной коллапса или шока, ха­рактера травмы и состояния других органов брюшной полости. Боль носит, как правило, постоянный харак­тер, что отличает ее от других особенностей болевого синдрома при брюшных катастрофах. Боль иррадиирует в спину и в левую лопатку, усиливается в поло­жении больного на спине, ослабевает в положении на левом боку; через 2 —3 часа после травмы характер боли может измениться в связи с началом перитонита и даже временно прекратиться.

Кожа и видимые слизистые оболочки обычно бледны, пульс частый, слабый, артериальное давле­ние снижается, язык, вначале влажный, быстро сох­нет, покрывается грязно-желтым налетом. Живот с первых минут после травмы становится напряжен­ным (острый живот), присоединяются вздутие ки­шечника, парез кишок, вялая перистальтика (молча­щий живот). При одновременном повреждении под­желудочной железы и других органов клиника ожет изменяться; неизмененными симпто­мами сочетанной травмы остаются явления шока, симптомы раздражения брюшины, внутреннего кровотечения и классические симптомы повреждения органов брюш­ной полости: частый малый пульс, боль при пальпации, напряжение мышц брюшного пресса, тупость при перкуссии отлогих мест живота, отсутствие стула, задержка газов и мочи, рвота, икота, положи­тельный симптом Щеткина — Блюмберга, отсутствие перистальтики, сильные жгучие боли в глубине жи­вота «пронизывающего» характера и отдающие в спину.

В тяжелых случаях на 2 —3 день больной без операции умирает, иногда наблюдаются атипичные протекающие клинические наблюдения, когда боль­ной, например, получает травму живота в состоянии сильного алкогольного опьянения либо травма живота сопровождается травмой головного мозга. В этих слу­чаях, когда неизвестен анамнез и неясен характер травмы, клиника заболевания бывает стертой, диа­гностика затруднительной, лечение носит больше симптоматический характер, и прогноз ухудшается.

Нередко самочувствие больного, наоборот, не со­ответствует тяжести повреждения и оценивается как удовлетворительное. У больных отмечается лишь не­большая болезненность в животе без раздражения брюшины. Позже появляются нарастающие боли в животе, отдающие в спину, рвота, задержка газов, мочи, вздутие живота, другие симптомы перитонита.

Причиной резкого ухудшения состояния является острый панкреатит, развивающийся на фоне травмы поджелудочной железы.

Диагностика поражений поджелудочной железы трудна. Правильный диагноз устанавливают в единич­ных наблюдениях. Отсутствие симптомов повреждения является причиной значительных затруднений в выбо­ре соответствующей тактики лечения.

Большое значение имеет правильно собранный анамнез, выявление ведущего механизма травмы, ко­торый заставляет предположить повреждение желе­зы. У одного из пациентов предположение о травме поджелудочной железы возникло после того, как выяснилось, что во время драки он получил силь­ный удар ногой в живот.

Помогают установлению правильного диагноза не­которые лабораторные данные. В 25 % случаев может быть повышена активность амилазы мочи, по мере наблюдения за больным эта цифра возрастает, поскольку развивается сопутствую­щий травме острый панкреатит. У ряда больных наблюдаются гипергликемия, лей­коцитоз, сдвиг лейкоцитарной формулы влево, увели­чение СОЭ, падение гемоглобина. При развитии некротического панкреатита в крови больных можно обнаружить повышенную активность фермента аминотрансферазы, свидетельствующего о некрозе паренхиматозной ткани.

У части больных в установлении диагноза может помочь пункция брюшной полости, при которой уда­ется обнаружить кровь.

Имеются сообщения о целесообразности сканиро­вания поджелудочной железы в спорных случаях, ан­гиографии и перитонеоскопии, хотя в условиях про­грессирующего ухудшения состояния больного вы­полнение их представляется маловероятным.

Важно помнить, что на фоне возможного повреж­дения поджелудочной железы, кровоизлияний и исте­чения поджелудочного сока наступает самоперевари­вание ткани, которое может пройти все фазы острого панкреатита от отеков до некроза, а может и остано­виться на одной из них.

У ряда больных в области поджелудочной железы на 2 —3 день после травмы в эпигастральной области начинает определяться опухолевидное образование (гематома, кровяная киста, инфильтрат), которое по­зволяет заподозрить повреждение органа. В дальней­шем это образование может рассосаться, если оно не связано с главным панкреатическим протоком, или превратиться в ложную кисту.

Известны случаи диагностических ошибок, кото­рые допускались хирургами при травме поджелудоч­ной железы при уже вскрытой брюшной полости.

Признаками, при наличии которых необходимо производить ревизию поджелудочной железы при вскрытой брюшной полости, являются обнаружение стеариновых бляшек на сальнике и брыжейке (трав­матический панкреатит); инфильтрация желчью или кровью париетальной брюшины; гематома забрюшинного пространства; явное или подозреваемое ранение двенадцатиперстной кишки. После эвакуации гемато­мы из забрюшинной области следует определить ха­рактер повреждения поджелудочной железы (ушиб, ранение), его местонахождение, связь с главным пан­креатическим протоком и др.

Особые проблемы возникают в результате случай­ных ранений поджелудочной железы во время опера­ций, например при резекции желудка. Местонахожде­ние язвы, трудности ее иссечения, возможное повреж­дение общего желчного протока (которое становится явным при появлении желчи в ране) — все это застав­ляет внимательно искать отверстие протока поджелу­дочной железы и попытаться обнаружить его по появ­лению секреции характерного вида («капелька ро­сы»).

Труднее распознать изолированное ранение доба­вочного протока поджелудочной железы, располо­женного проксимально от БСД, из-за его небольших размеров. Часто ранения являются причиной панкреа­тических свищей. После выявления отверстия прото­ка нужно произвести его катетеризацию и панкреатографию либо просто перевязать его.

Лечение. Операцией выбора при диагнозе травмы поджелудочной железы является экстренная лапаро- томия с одновременным проведением комплекса про­тивошоковых мероприятий; раннее вмешательство может предупредить прогрессирующую кровопотерю, развитие травматической кисты.

Оптимальными являются широкий лапаротомный разрез с рассечением желудочно-ободочной связки, тщательная ревизия брюшной полости, при которой важно выявить скопление крови в брюшной полости, забрюшинном пространстве, в сальниковой сумке, бляшки жирового некроза, характерный для панкреатита стекловидный отек в области поджелудочной железы, разрывы орга­нов и сосудов.

Задачей хирурга при вскрытии брюшной полости является остановка кровотечения и удаление инород­ного тела, если таковое имеется. Затем производят удаление сгустков крови, обрывков тканей, кусочков размозженной поджелудочной железы. При обнару­жении гематом кровотечение можно остановить про­шиванием и лигированием сосудов, в крайнем случае произвести тампонаду раны железы и сальниковой сумки, что нежелательно, поскольку в этом месте в будущем может сформироваться панкреатический свищ. В случаях, когда эта манипуляция является единственно возможной, между марлевыми тампона­ми следует положить один-два резиновых дренажа для обеспечения оттока и подведения антибиотиков и трасилола. Зашивать брюшную полость наглухо не рекомендуется, лучше на 5 —7 дней оставить резино­вые выпускники, которое при благоприятном течении затем удаляют.

При ушибе поджелудочной железы и наличии от­носительно небольших кровоизлияний под капсулу можно ограничиться обкалыванием железы раствором новокаина и дренированием сальниковой сумки либо наложить несколько легких швов на капсулу с перитонизацией места повреждения.

При глубоких разрывах поджелудочной железы важно сшить края разрыва. Принципиальное значение имеет при этом факт повреждения главного панкреати­ческого протока или его ветвей. Перевязка его ведет к потере внешнесекреторной функции поджелудочной железы и образованию панкреатического свища.

Сшивание поврежденного главного протока конец в конец — операция, требующая применения микро­хирургической техники, которой владеют далеко не все хирурги, и специального оборудования (биноку­лярный операционный микроскоп, набор микрохи­рургических инструментов, сверхтонких и прочных нитей и др.). Существует метод, когда хирург отыски­вает концы главного панкреатического протока и затем рассекает их продольно на протяжении 2 — 4 мм так, чтобы образовались как бы передняя и задняя губы. Далее он проводит тонкую капроновую нить через задний край поджелудочной железы и заднюю губу  центрального конца протока, выходящую внутрь протока. Потом иглу вкалывают изнутри через зад­нюю губу периферической части протока в ткань заднего края периферической части поджелудочной железы.

Далее, отступя на 2 мм от предыдущего шва, проводят иглу через ткань периферической части, заднюю губу его протока, затем заднюю губу протока и ткань центральной части так, что получается П-образный шов через ткань сшиваемых отрезков, включая задние губы протока. Такой же шов выполняют и через перед­ние края железы с захватом передних губ обоих кон­цов протока.

Затягивают очень деликатно вначале задний, затем передний шов, при этом возникает хорошая адапта­ция стенок протоков, окруженных тканью поджелу­дочной железы. Операцию заканчивают наложением узловых шелковых швов на остальную часть железы. Место анастомоза укрывают сальником.

При больших размозжениях поджелудочной желе­зы или отрывах хвоста целесообразно произвести ре­зекцию железы вместе с селезенкой. Культю обраба­тывают с помощью перевязки лигатурой или аппара­том УКЛ. Можно прошить культю железы одноряд­ными узловыми швами и селективно перевязать глав­ный панкреатический проток, а затем укутать культю брыжейкой, фиксируя ее прочной лигатурой, что не позволяет истекать панкреатическому соку при воз­можном прорезывании швов культи.

Многие считают, что случае полного разрыва подже­лудочной железы ушивание главного протока практи­чески не представляется возможным. Очевидно, в этих случаях перевязка главного панкреатического протока и подведение дистальной культи железы к пе­редней брюшной стенке является единственно пра­вильной тактикой. Проведение пластических опера­ций в дальнейшем можно рекомендовать в качестве второго этапа операций.

При разрывах диетальной части и хвоста железы можно рекомендовать резекцию с удалением повреж­денного фрагмента.

от admin

2 комментария к «Травмы поджелудочной железы»
  1. Проходят ли последствия ударов по поджелудочной железе самостоятельно?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *