А. Бурный прогресс хирургии, анестезиологии и реаниматологии, открывающий новые возможности для лечения и спасения всё более тяжёлых больных, успехи хирургии у новорождённых, трансплантологии, реальная возможность длительного замещения жизненно важных функций организма поставили перед хирургом ряд сложнейших этических и деонтологических проблем (право больных на полную информацию о состоянии своего здоровья, эвтаназия, взятие органов для трансплантации у живых доноров и у новорождённых с анэнцефалией, внутриутробная коррекция ряда аномалий, забор крови для исследований, не связанных напрямую с лечением и др.).

Б. В последние годы в западных странах всё большее внимание уделяется правам больного — праве на информацию о состоянии его здоровья, праве на участие в обсуждении (и принятии!) того или плана лечения. Так, последний вариант кодекса Американской медицинской ассоциации и Европейская конвенция о правах человека и биомедицине предусматривает право больного на участие в решении вопросов, связанных с программой лечения, операцией и т.д. Готовы ли мы к пониманию такого подхода? Допустим ли он при отсутствии соответствующих юридических и этических документов (в России до сих пор преобладает покровительственное отношение к пациенту, права которого не закреплены ни в медицинских кодексах, ни в юридических документах)? Пока, по-видимому, каждому врачу следует решать этот вопрос применительно к конкретному больному и конкретной ситуации.

 

В. Самого серьёзного внимания заслуживает проблема “безнадёжных больных” и отношение к ней. Этот вопрос тесно связан с витающей в воздухе проблемой эвтаназии — искусственного умерщвления (“лёгкая смерть”) безнадёжного, мучительно страдающего больного. Продлевать эти страдания, несмотря на просьбы больного и родственников или гуманней прервать их? Поддерживать ли силы такого больного парентеральным питанием, искусственной вентиляцией лёгких или нет? Если да, то да каких пор? Понятно, что вопрос эвтаназии потребует обязательного законодательного акта, но обсуждение его идёт и высказываются самые противоположные точки зрения. СЯ Долецкий активно отстаивал необходимость разрешения эвтаназии и считал, что осуществлять её (естественно после юридически оформленного согласия больного и родственников) должен тот, кто спасает человеческие жизни — хирург. Эвтаназия может быть:

1. Активная — прекращение жизни безнадёжного пациента путём введения соответствующих медикаментов или отключения аппаратуры, поддерживающей жизнедеятельность организма (ИВЛ).

2. Пассивная — отказ от выполнения жизнеспасающей операции у больного с множественными пороками развития, каждый из которых угрожает жизни (например, отказ от операции по поводу атрезии пищевода у новорождённого с болезнью Дауна, комбинированным пороком сердца, экстрофией мочевого пузыря).

В то же время, принять любое из вышеназванных решений крайне трудно, подчас, просто невозможно! Конгресс США утвердил ряд законов, направленных на предупреждение ущемления прав ребёнка, включая новорождённого (!). Согласно этим законам отказ от жизнеспасающих операций у новорожденных допустим только в одной из следующих ситуаций:

1) Ребёнок длительно находится в необратимо коматозном состоянии.

2) Планируемая операция может лишь отсрочить летальный исход, либо направлена на коррекцию только одного из нескольких сочетанных жизнеопасных видов патологии.

3) Операция заведомо не обеспечит выживания ребёнка, а, соответственно, лечение в таких обстоятельствах было бы негуманным.

Г. В заключение приведём ряд высказываний мыслителей прошлого и современности. Прочтите их и вдумайтесь — ведь эти прекрасные слова обращены не только к Вам, они сказаны о Вас! Так будьте же достойны этих высоких слов!

Деонтология — нравственная стратегия и тактика врача, душа медицины и мудрость врачевания (Билибин)

Медицина, которая служит человеку, слагается из искусства и науки, и над ними простирается чудесный покров героизма (Глязер)

Врачу необходимы гуманизм, бескорыстие, правдивость, учёность, скромность, трудолюбие, культурность, коллегиальность, участие в общественной жизни, постоянное совершенствование своих знаний и любовь к Родине! (Мудров)

Быть счастливым счастьем других — вот настоящее счастье и земной идеал жизни всякого, кто избирает врачебную профессию! (Пирогов)

Основное в профессии врача — это увлечённость, пропущенная через призму трезвого анализа. Это — любовь к людям, гуманизм. Врач — это мыслитель и психолог, это исследователь, знакомый с физикой и химией, с современной медицинской техникой. По-прежнему важен и опыт (Билибин)

Никогда лекарство не должно быть горше болезни (Виноградов)

Врач, а не машина или лаборатория, должен ставить окончательный диагноз (Персианинов )

Хороший врач — всегда исследователь. Он — исследователь если не в лаборатории, то у постели больного (Манассеин )

На жизненном пути врача умение иметь дело с людьми — самая главная наука (Билибин).

«Я не только не щажу себя и совершенно не пытаюсь выгораживать или ослаблять свои былые ошибки, но главнейшей своей задачей делаю анализ того, как, почему такая ошибка могла случиться (Юдин)

от admin

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *