Договор о суррогатном материнстве — правовые отношения

На сегодняшний день во многих странах внедрено суррогат­ное материнство. В действующем уже 14 лет Семейном кодексе Российской Федера­ции предметом критики многих исследова­ний является малочисленность и нечёткость правовых норм, регулирующих суррогатное материнство. Больше информации о суррогатных матерях можно получить на специализированных по суррогатному материнству сайтах.

В западных странах отношения, связан­ные с применением метода суррогатного материнства, опосредуются договором. Следует заметить, что ни в одном источнике правоведения не встреча­ется аргументированного обоснования от­несения данного договора к определённому типу и виду. Большинство российских ци­вилистов также допускает, что данные от­ношения основаны на договоре, хотя о его заключении ни в одной из статей Семейно­го кодекса РФ не упоминается. В п. 4 ст. 51 СК РФ устанавливается презумпция согла­сия суррогатной матери на запись супругов в качестве роди­телей ребёнка, рождённого суррогатной матерью.  Представляется, что в си­туации с суррогатным материнством имеет место не договор, а соглашение, которое можно рассматривать как способ реализа­ции бездетными супругами материнства и отцовства, подобно соглашению об уплате алиментов. В доктрине семейного права указывается, что алиментное соглашение не может рас­сматриваться как договор, поскольку не порождает взаимных прав и обязанностей членов семьи по уплате алиментов, оно яв­ляется лишь способом реализации уже су­ществующих прав и обязанностей по али­ментному содержанию.

«Договор — это форма установления от­ношений между «чужими», поэто­му в договорах тщательно прописываются права, обязанности и ответственность сто­рон. Семейные отношения основаны на до­верии — это их специфическая особенность. Применение гражданско-правовых меха­низмов в отношениях суррогатного мате­ринства должно быть ограничено недопу­стимостью превращения особых обще­ственных отношений в обычные товарно- денежные, характерные для обособленных участников гражданского оборота.

Ядром семейного права являются лич­ные неимущественные отношения, причём только граждан, связанных семейными узами и чув­ствами, поэтому необходим более адекват­ный подход к правовому регулированию данной репродуктивной технологии. «С со­циальной точки зрения желательно, чтобы каждый поступок соответствовал нормам нравственности, общепризнанным прави­лам поведения, соблюдение которых позво­лит избежать любого социального зла». Украинские правоведы Д. Журавлев и З. Журавлева предлагают пути совер­шенствования договора о суррогатном ма­теринстве, включая в него условия о зара­ботной плате и установление суммы возна­граждения.

С условием договора о выплате возна­граждения за вынашивание ребёнка трудно согласиться. Даже в условиях рыночной российской экономики, социальной и мате­риальной незащищённости значительной части граждан не следует приветствовать суррогатное материнство как средство наживы. Не вызывает сомнений, что в дан­ном случае вести речь об оформлении тру­дового договора нельзя — не те субъекты. Если это гражданско-правовой договор по производству работ, то необходим ове­ществлённый, обособленный результат. В российском праве ребёнок является субъектом права, а не его объек­том.

Исходя из цели соглашения, где речь идёт о жизни будущего ребенка (вынаши­вание новой жизни, по сути, таинство), данный процесс приравнивать к работе не следует, поскольку в его основе лежит не механическое выполнение возложенных функций, а духовное начало.

Кроме того, правовое регулирование рассматриваемых отношений осложняется неопределённостью правового статуса эм­брионов. В научной литературе последних лет момент начала жизни человека опреде­ляется не только с позиций медицинской науки, но и религиозных убеждений . Положение православной церкви по этому вопросу однозначно: жизнь начи­нается с момента зачатия. На основании вышеизложенного можно сделать вывод: в такой тонкой сфере отношений нельзя иг­норировать религиозный аспект. Соглашение между су­пругами и суррогатной матерью, безуслов­но, должно содержать перечень обязанно­стей генетических родителей по психологи­ческой поддержке, материальному содер­жанию и компенсации расходов на меди­цинское обслуживание заменяющей матери в период беременности и восстановления здоровья после рождения ребенка.

Проблема нежелания суррогатной мате­ри дать согласие на запись супругов роди­телями может быть частично решена, если уже выплаченные ей суммы материального обеспечения за период беременности могут быть истребованы, согласно ст. 1102 ГК РФ, как неосновательное обогащение.

Вопросы оказания медицинских услуг при использовании метода суррогатного материнства  должны быть урегулированы гражданско- правовыми договорами.

Для того чтобы не искать «окольные» юридические пути или вообще отказывать­ся от новых репродуктивных технологий (и суррогатного материнства), следует при­нять отдельный нормативный правовой акт либо существенно дета­лизировать институт суррогатного мате­ринства в Семейном кодексе РФ.

Полезно:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *