Шахматисту трудно перебороть себя при феномене «трудного соперника». Особенно сложно это тем шахматистам, которые не обладают бойцовскими каче­ствами.

Помочь определить особенности своего характера помогут психологические тесты онлайн, которые дадут ответы на множество вопросов, в том числе и о бойцовских качествах. Психологические тесты важны и в других нюансах шахмат.

Шахматистам без таких качеств надо либо бросать шахматы, либо научиться сражаться по-настоящему. «Тру­су от шахмат» нужно взяться за изучение творчества шахматис­тов агрессивного стиля: Морфи, Алехина, Таля, Геллера, Спасско­го, Бронштейна. Смоделировав свой новый, более агрессивный стиль игры, шахматист может закрепить полученные навыки в игре с компьютером. Когда игра поставлена, — можно переходить на легкие партии с сильными соперниками. А от этого — один шаг до полноценной игры. И пусть примером им будет карьера чемпи­она мира Алехина, который писал, что с помощью шахмат он из­менил свой характер.

Вспоминается Спасский. Пожертвовав пару пешек, он продолжал играть так, как будто именно он имеет материальное преимущество.

Фишер часто повторял, что шахматы дол­жны быть наступательными. А сможет ли трус ринуться в на­ступление? Чрезмерная осторожность чревата расстройством здо­ровья.

Примечательна карьера Петросяна. Человек с бурным темперамен­том сына гор мог играть в такие глухие шахматы, чисто от обо­роны. А ведь он в молодости был блестящим комбинатором и блицором! «Новая» игра смотрелась абсолютно ненормально. Кто зна­ет, может быть это блокирование естественных психических им­пульсов и предопределило его раннюю кончину? Орел, которого он насильно посадил в клетку, разорвал прутья и улетел…

Смысл игры — в наступлении, в движении вперед, в преодолении препятствий. Это заложено в нас сотнями поколений предков. Так что, Нимцович не прав? Ведь именно он определил про­филактику стержнем современной позиционной игры. На его кни­гах вырос Петросян.

Интересно серьезное психологическое исследо­вание данной проблемы. Взяв под наблюдение 2-3 сотни шахма­тистов агрессивного стиля и такое же количество «глухих оборон­щиков», было бы интересно узнать, кто же из них дольше живет, где более высока вероятность развития психического расстрой­ства, какая группа чаще демонстрирует стабильные турнирные результаты.

Наступательный стиль игры фи­зиологичнее и полезнее для нормального человека. Фишер, которого вопреки этому, рано ушел, можно сказать, убежал из шахмат! Но Фишер создал идеальный стиль игры. На его партиях учились все современные супершахматисты. Он с дет­ства был невропатом. Это его и погубило. Думаю, что шахматы спасли ему жизнь. Слишком много психических ран нанесли ему родители.

Победил бы его Карпов? Другими словами, стал бы Карпов «трудным соперником» для Фишера? С одной стороны, Фишер три года не играл. Вроде бы плюс для Карпова. Но у Фишера уже были подобные творческие переры­вы, и выходил он из них с удвоенной силой. Потом надо вспомнить, как Фишер играл с Таймановым, Ларсеном, Петросяном и Спас­ским! Карпов в своем финальном матче с Виктором Корчным смот­релся не так внушительно. Когда Карпов в начале претендентского цикла заявил, что это — «не его цикл», он не лукавил.

Скорее всего, Фишер в 1975 году смог бы сохранить звание чемпиона мира. Несмотря на свою эпатажность и непредсказуемость, на этот период он был сильнее всех.

Феномен трудного соперника в карьере шахматиста — это та кризисная яма, выбравшись из которой, он становится сильнее.

[relatedposts]
Статью подготовил и отредактировал: врач-хирург Пигович И.Б.

Полезно:

от admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector