медицинский портал

Разделы медицины

  • Информация
    • Акушерство и гинекология
    • Детская хирургия
    • Гастроэнтерология
    • Колопроктология
    • Нейрохирургия
    • Онкология
    • Отоларингология
    • Пластическая хирургия
    • Сосудистая хирургия
    • Травматология и ортопедия
    • Урология
    • Флебология
    • Хирургия
    • Эндокринология
    • Препараты
    • Пациентам

Опухоли спинного мозга – симптомы, диагностика, лечение

Опухоли спинного мозга делятся на первичные и вторичные. Вторичные опухоли сначала возникают в позвоночном канале или про­растания в из грудной и брюшной полости, или вследствие метастазирования. Большая часть вторичных опухолей – метастазы, причем в большинстве случаев речь идет о раке. Наибо­лее часто спинальные метастазы дают раковые опухоли молочной, щитовид­ной и предстательной желез и легких. Метастатические опухоли локали­зуются обычно в позвоночнике. Представляет интерес, что вторичные опу­холи позвоночного канала почти всегда бывают экстрадуральными. Твер­дая мозговая оболочка не нарушается растущим новообразованием. Го­раздо чаще, чем вторичные спинномозговые опухоли, встречаются первичные новообразования.

Опухоли спинного мозга могут локализоваться на его различных уровнях, но чаще других поражается грудной отдел. Схематически можно считать, что приблизительно половина всех спинальных опухолей развивается в грудном отделе, четверть — в шейном и четверть — в по­ясничном отделе.

Различают спинномозговые опухоли интрамедуллярные (располагающие­ся внутри спинного мозга) и экстрамедуллярные (локализую­щиеся вне спинного мозга). Последние могут быть субдуральными, т. е. располагаются под твердой мозговой оболочкой, и экстрадураль­ными, т. е. находятся над твердой оболочкой, кнаружи от дурального мешка. Частота спинномозговых опухолей указанных групп далеко не одинакова. Экстрамедуллярные субдуральные новообразования составляют око­ло 70% всех спинальных опухолей, интрамедуллярные— 10% и экстрадуральные — 20%. Таким образом, практически мы чаще всего встречаемся с экстрамедуллярными субдуральными опухолями, локализующимися на уровне грудного отдела спинного мозга. В боль­шинстве случаев это доброкачественные опухоли: менингиомы, невриномы, гораздо реже — злокачественные — саркомы.

Опухоль спинного мозга вызывает натяжение мозговых оболочек, корешков, расстройство кровообращения и ликворообрашения в спинном мозге. Развиваются интерстициальный отек вещества мозга, расширение капилляров, утолщение стенок сосудов, инфильтрация их лимфоидными элементами, точечные кро­воизлияния, дегенерация нервных клеток и волокон, пролиферация глии. Степень глубины патологических изменений в спинном мозге и его корешках зависит от размеров опухоли, ее гистологической природы, давности существования, от сосудистых и иных нарушений. Растущая опухоль может иногда сдавить крупный сосуд и вызвать ишемический некроз спинного мозга, что скажется острым, резким ухудшением всех неврологи­ческих симптомов. Острый дебют опухоли, обусловленный сдавлением пи­тающих его сосудов, особенно характерен для метастаза рака и эпидуральной локализации лимфогранулематоза.

Симптомы опухолей спинного мозга

Спинальная опухоль обычно выглядит как прогрессирующее очаговое поражение спинного мозга, ос­ложненную симптомами сдавления корешков спинного мозга и блока субарахноидального пространства. В течении болезни можно различать три ста­дии:

  1. корешковых симптомов;
  2. броун-секаровского симптомокомплекса;
  3. спастической нижней параплегии, сопровождающейся тазовыми расст­ройствами и циркулярной гипестезией.

Первая стадия опухоли спинного мозга характеризуется болями, парестезиями. И те, и другие носят корешковый характер и в начале болезни бывают од­носторонними. Наряду с болями часто отмечается бо­лезненность при давлении на остистые отростки или паравертебральные точки. В более поздние периоды первой стадии констатируются и корешковые гипестезии. Неврологическое исследование обнаруживает повышение сухожильных рефлексов, клонус стопы, иногда рефлекс Бабинского.

По мере роста опухоли стадия корешковых явлений сменяется второй стадией броун-секаровского симптомокомплекса. Опухоль сдавливает спинной мозг неравномерно: одна половина его, ближайшая к опухоли, испытывает более значительное давление, чем другая. Однако классического синдрома Броун-Секара при опухолях обычно не бывает, потому что и другая половина спинного мозга страдает от компрессии, хотя и в меньшей степени. Следо­вательно, фактически речь должна идти о спастической параплегии, соп­ровождающейся пар а анестезией, но в этом симптомокомплексе могут быть элементы броун-секаровского синдрома, выражающиеся в том, что паретические расстройства сильнее представлены на одной сторо­не, в то время как гипестезия к уколу и термическим раздражениям глубже на противоположной стороне.

На высоте болезни – опухоль спинного мозга третьей стадии дает картину спасти­ческой нижней параплегии (или значительного парапареза), сопровожда­ющейся спинальными проводниковыми расстройствами чувствительнос­ти и нарушением деятельности тазовых органов. Расстройства чувствитель­ности всегда более или менее значительны. Анестезия на ногах и в нижней части туловища сочетается с гипестезией на более высоких участках. По­нижение чувствительности имеет характерную циркулярную границу. Выше границы гипестезии нередко обнаруживается зона гиперестезии, указывающая на раздражение задних корешков или чувствительных про­водников. Следует отметить, что даже при очень значительной парагипестезии, доходящей до степени анестезии, перианогенитальная область иногда сохраняет свою чувствительность. Это явление, кажущееся на первый взгляд парадоксальным, объясняют тем, что чувст­вительные импульсы из этого участка проводятся не только по восходящим путям боковых и задних столбов, но и по добавочному пути, расположенно­му в сером веществе спинного мозга, который сравнительно мало страдает от давления опухоли. При интрамедуллярных опухолях анестезия обычно распространяется и на область промежности. Следует, однако, иметь в виду, что феномен «щажения сакральных сегментов» не может служить абсолют­ным диагностическим признаком, как, впрочем, и большинство других признаков, лежащих в основе дифференцирования расположения опухоли в отношении вещества спинного мозга.

Нарушение функции тазовых органов — обычное явление при опухолях спинного мозга любой локализации. Чаще всего отмечается задержка мочи и стула.

Трофические расстройства развиваются при опухолях редко. Очень своеобразны изменения со сторо­ны цереброспинальной жидкости. Рано обнаруживаются повышение давле­ния ликвора и белково-клеточная диссоциация. На высоте болезни иног­да можно констатировать полный компрессионный синдром ликвора. В та­ких случаях ликворное давление, значительно повышенное в начале люм­бальной пункции, быстро падает, как только выпущено несколько милли­литров жидкости, а проба Квекенштедта не сопровождается повышением ликворного давления. Жидкость ксантохромна, в ней обнаруживается зна­чительное содержание белка при нормальном цитозе; иногда жидкость, выпущенная в пробирку, довольно быстро свертывается, принимая желе­образный вид. Особенно высокий гиперальбуминоз ликвора (до 50—ЮО0/«,) наблюдается при опухолях конского хвоста и, в частности, при эпендимомах filum terminale.

Течение опухоли спинного мозга неуклонно прогрессирующее. В большинстве случаев не бывает ни сколько-нибудь значительных улучшений, ни внезапных ухуд­шений.

Если больного не оперируют, параплегия с разгибательной контракту­рой ног сменяется параплегией со сгибательной контрактурой, что ухуд­шает прогноз. Еще позже спастические параличи могут смениться вялыми вследствие перерождения задних корешков или изменений, возникающих под влиянием компрессии в ткани самого спинного мозга. Предоставленная самой себе, опухоль спинного мозга рано или поздно приводит к смерти. Причиной летального исхода чаще всего является сепсис, развивающийся в связи с тазовыми расстройствами или пролежнями, возникающими в за­пущенных случаях.

Диагностика опухоли спинного мозга

Распознавание опухолей спинного мозга, так же как и церебральных опухолей, предполагает решение трех вопросов:

  • имеется ли у больного в позвоночном канале опухоль (общий диагноз)
  • где она локализуется: экстрамедуллярно или интрамедуллярно, спереди, сзади, сбоку спинного мозга, на каком уровне (топический диагноз
  • какова морфологическая и биологическая природа опухоли.

Общий диагноз спинальной опухоли ставится на основании наличия у больного синдрома компрессии спинного мозга, не стоящего в связи с воспалительными изменениями в оболочках мозга и костях позвоноч­ника.

Синдром сдавления спинного мозга достаточно типичен. В самых общих чертах он может быть охарактеризован следующими основными призна­ками:

  • начало с интенсивных корешковых болей и парестезий, локали­зующихся на определенном уровне, с одной стороны тела;
  • медленно и постепенно прогрессирующие явления очагового поражения спинного моз­га, ведущего к спинальным спастическим параличам (чаще к нижней парап­легии), анестезии и тазовым расстройствам;
  • резко выраженные явления спинального автоматизма (гипертония мышц, защитные рефлексы); комп­рессионный синдром цереброспинальной жидкости;
  • часто наличие эле­ментов броун-секаровского симптомокомплекса.

Прежде всего приходится исключить рассеянный склероз, так как спи­нальная форма этой болезни может давать спастическую параплегию с ко­решковыми парестезиями, гипестезией и тазовыми расстройствами, во мно­гом напоминающую параплегию при спинальной опухоли. Против рассе­янного склероза говорят массивность и стойкость чувствительных и тазовых расстройств, отсутствие таких характерных явлений, как височное поблед­нение сосочков зрительных нервов, скандированная речь, интенционное дрожание, ремиссии в течении болезни. Особенно ценны в этом отношении исследования ликвора. Выраженный синдром Фруана — Нонне говорит в пользу компрессии. Поясничный прокол может при опухоли спинного мозга (чаще при невриноме) вызвать симптом вклинивания, описанный И. Я. Раздольским: усиление корешковых болей и парапареза после изв­лечения ликвора. Симптом этот зависит от того, что сместившаяся под вли­янием пункции опухоль вызывает натяжение соответствующих корешков и сильнее сдавливает спинной мозг. Усиление корешковых болей может наблюдаться также во время исследования феномена Квекенштедта — симп­том ликворного толчка Раздольского; сжимание яремных вен вызывает ост­рое повышение субарахноидального давления и тем самым как бы произ­водит толчок на опухоль и корешки, с которыми она связана, что сказы­вается болью. Во всех случаях, когда подозревается опухоль спинного моз­га, показана миелография.

Мысль об остром миелите может возникнуть в случаях, когда опухоль осложняется размягчением спинного мозга, некрозом его в связи с расстройством кровообращения или настоящим ток­сическим миелитом, как это иногда бывает при опухолях спинного мозга, чаще злокачественных. Дифференциальный диагноз в таких случаях тре­бует тщательного анализа всех данных неврологического статуса, течения болезни, состояния ликвора.

Особенно важен дифференциальный диагноз опухоли спинного мозга и туберкулезного спондилита. В пользу спондилита говорят деформация позвоночника, ограничение подвижности его, ускоренная РОЭ, наличие указаний на туберкулез у больного или в его семье. Решающее значение имеют данные рентгенографии позвоночника.

Ограниченный кистозный спинальный арахнои­дит, уменьшая свободное пространство в позвоночном канале, вызывает сдавление спинного мозга и клиническую картину опухоли. При кистозном арахноидите фактически имеется спинальная опухоль, но только опухоль воспалительная, жидкой консистенции, а не плотное ново­образование. Более подробно об этой форме будет сказано ниже. Здесь за­метим только, что дифференциальный диагноз кистозного арахноидита и опухоли не имеет большого практического значения, так как арахноидит, не уступающий настойчивому консервативному лечению, также подлежит хирургическому лечению, как и истинная опухоль.

Наиболее важной частью топического диагноза опухоли спинного мозга является определение уровня, на котором расположена опухоль.

Указанная задача значительно упрощается в случае наличия сегментар­ных симптомов (корешковые боли, парестезии и гиперстезии, атрофии) следует лишь учитывать возможность развития псевдокорешковых болей и парестезий, вызванных давлением опухоли на сенсорные проводники. В по­добных случаях, например, опухоль шейного отдела может сопровождать­ся болезненными парестезиями в виде чувства опоясывания в грудной клет­ке или на уровне живота; более того, указанные хордональные (от chorda— струна) боли могут распространяться и на ноги.

При отсутствии сегментарных знаков установление точного уровня опухо­ли на основании клинических симптомов обычно невозможно. Частой ошиб­кой служит недоучет того факта, что в силу эксцентрического расположения проводников в спинном мозге уровень гипестезии и особенно анестезии, как правило, находится значительно ниже расположения опухоли спинного мозга. По ме­ре нарастания сдавливания повреждаются все более медиально лежащие отделы проводниковых систем и зона нарушенной чувствительности под­нимается вверх.

По существу только при наличии картины полного перерыва спинного мозга, знаменующегося, в частности, глубоким параличом ног и тазовыми нарушениями, можно с достаточной уверенностью полагать, что уровень анестезии соответствует уровню расположения опухоли. Крайне желатель­но также до операции установить, локализуется ли опухоль внутри или вне спинного мозга.

Интрамедуллярные опухоли спинного мозга встречаются гораздо реже экстрамедуллярных. Синдром блока субарахноидального пространства при них отсутствует или выражен менее резко. Течение интрамедуллярных новооб­разований отличается от описанного выше типичного течения спинальной опухоли; в частности, при интрамедуллярных опухолях нередко отсутствует стадия корешковых явлений, как и стадия броун-секаровского синдрома.

По гистологической природе интрамедуллярные опухоли в большинстве случаев являются глиомами (эпендимомы, астроцитомы, олигодендрогли­омы, мультиформные глиобластомы, медуллобластомы), реже — ангиомами. Рост ее происходит не только поперечно, но и по длиннику, вследствие чего постепенно вовлекаются все но­вые его сегменты. При экстрамедуллярных опухолях спинного мозга, наоборот, прогрессив­но нарастает интенсивность вех симптомов, но высота поражения остается одной и той же от начала до конца процесса. При интрамедуллярных опухо­лях часто наблюдаются атрофические параличи вследствие поражения пе­редних рогов спинного мозга, диссоциированные анестезии в связи с дест­руктивными изменениями в задних рогах и тяжелые вазомоторно-трофические расстройства, обусловленные участием в процессе боковых рогов. Наряду с этим имеются также проводниковые расстройства движений и чувствительности вследствие давления опухоли на столбы спинного мозга. Симптоматология интрамедуллярной опухоли многим напоминает сирингомелию, от которой ее иногда бывает трудно или даже невозможно отдифферен­цировать без миелографии.

В большинстве случаев удается ориентировочно высказаться до опера­ции о гистологической природе опухоли. Морфология ее опре­деляется прежде всего локализацией. Внутри спинного мозга развиваются почти исключительно глиомы, очень редко — солитарные туберкулы и гум­мы. Экстрамедуллярно чаще всего располагаются менингиомы и невриномы. Заподозрить солитарный туберкул спинного мозга можно только при наличии туберкулеза какого-нибудь другого органа, туберкулезного анам­неза или положительных туберкулиновых реакций. Гумму заставляют предположить перенесенный когда-то сифилис, наличие специфических зрач­ковых расстройств, положительная реакция Вассермана в крови или лик- воре.

Особенно важно решить до операции, является ли спинальная опухоль первичной или вторичной. Первичные спинальные опухоли относятся к доброкачественным, вторичные всегда злокачественные.

Анализ анамнестических данных, неврологических симптомов, течения болезни должен быть дополнен подробным исследованием внутренних ор­ганов, щитовидной и молочной желез, рентгеноскопией и рентгенографией грудной полости (рак легкого, медиастинальная опухоль), рентгеноскопией желудочно-кишечного тракта (рак пищевода, желудка, кишечника), обсле­дованием мочеполовой сферы и прямой кишки. Необходимо повторно про­верять морфологию крови, РОЭ, повторно исследовать мочу (кровь при ги­пернефромах). Особенно большое значение имеет рентгенография позво­ночника, поскольку метастатические и прорастающие спинальные опу­холи чаще всего поражают позвоночник и через него проникают в позвоноч­ный канал.

Миелография была введена в клинику в 1921 г. французским ней­рохирургом Сикаром. Для того чтобы сделать видимым на рентгенограмме субарахноидальное пространство, Сикар предложил вводить в него липиодол (особым образом приготовленный масляный раствор йода).

В настоящее время йодированные масла почти полностью вытеснены зна­чительно менее вязкими препаратами типа майодила (майодил, пантопак). Майодил через поясничный прокол вводится в субарахноидальное пространство в количестве 6—24 мл (в зависимости от целей исследования), изменяя наклон рентгеновского стола, контрастное вещество перемещают в нужный отдел позвоночного канала. Введение майодила в большинстве случаев не сопровождается побочными явлениями. По окончании иссле­дования вновь производится люмбальная пункция и контраст выводится из канала. В последние годы майодил используют и для проведения позитивной вентрикулографии, вводя его непосредственно в желудочки мозга.

Позитивная миелография особенно надежна для выявления процессов, блокирующих субарахноидальное пространство. Для оценки же состояния спинного мозга (атрофия при дегенеративных и резидуальных процессах, утолщение при глиоматозе) применяется пневмоэнцефалография. Этот ме­тод, конечно, может быть использован для выявления и экстрамедуллярных процессов (опухоли, грыжи диска, остеофиты, арахноидит), однако расшифровка пневмомиелограмм требует большого опыта и не­сравненно чаще чревата возможностью ошибок, чем миелография с майодилом.

Лечение опухоли спинного мозга

Опухоли спинного мозга требуют хирургического вмеша­тельства. Доброкачественные экстрамедуллярные опухоли сравнительно легко удаляются во время операций. Ограниченные интрамедуллярные опухоли также удается иногда полностью выделить. Если опухоль не может быть удалена оперативным путем, должна проводиться рентгено­терапия. Лучшие результаты она дает после предварительной ламинэктомии.

Результаты операций тем лучше, чем раньше больного оперируют, чем менее глубоки изменения в спинном мозге, которые вызваны компрессией. Одна­ко и в случаях многолетней давности после удаления опухоли может насту­пить значительное улучшение.

Видео:

Опухоли спинного мозга – симптомы, диагностика, лечение: 16 комментариев

  1. Коллеги, есть вопрос по диагностике опухоли спинного мозга.

    Женщина 1967г.р., обратилась с жалобами на онемение левой половины живота,через несколько дней присоединилось онемение левой нижней конечности. Проведена МРТ грудного отдела позвоночника,где выявлен очаг демиелинизации на уровне Th 7-9. Заключение:интрамедуллярная опухоль? РС?Спинальная сосудистая миелопатия? Направлена к нейрохирургу,точный диагноз не установлен,рекомендовано продолжить лечение у невролога,повторный осмотр через 3 месяца. Мои коментарии:данная клиника не характерна для рассеянного склероза,т.к.нет пирамидного синдрома,при миелопатии как правило бывают нарушения функции тазовых органов. Как уточнить диагноз интрамедуллярной опухоли? (МРТ с контрастом? миелография?). Куда направить для уточнения диагноза?

  2. Необходимо провести нейрофизиологическое исследование методикой електронейрмиографии игольчатой, с обязательным испозованием вызванных потенциалов (Сомато-сенсорные потенциалы). благодаря даным методикам возможно более четкое диагностическое решение об функциональном состоянии спинного мозга. Существуют специльно описанные параметры и компоненты ВССП которые характеризируют демиелинизирующие заболевания в том числе рассеяный склероз.

  3. МРТ с контрастным усилением (МРТ г/м тоже необходимо), ТКМС (транскраниальная магнитная стимуляция), соматосенсорные вызванные потенциалы (согласен с коллегой), анализ СМЖ при наличии дополнительных данных за РС.

  4. Электромиография. Просто и информативно. Начните с нее. В зависимости от заключения нужно будет решать по поводу дальнейших обследований.
    Видел миелопатию без расстройства тазовых органов. Как хирург думал о миастении. тоже все доказалось электромиографией.

  5. Рутинная стимуляционная и игольчатая ЭМГ не дадут никаких результатов, т.к исследуют СПИ по периферическому волокну и, соответственно, моторный ответ с мышцы ( F-волна, H-рефлекс оценивают интеграцию моторного аппарата: спинной мозг-корешок-волокно перферического нерва-мышца), сенсорный ответ тоже тестируется, но только периферический компонент. В связи с этим необходимо выполнение специализированных тестов,как я высказался ранее: вызванные соматосенсорные потенциалы, ТКМС (транскраниальная магнитная стимуляция)+МРТ г/м+МРТ спинного мозга с контрастным усилением, анализ СМЖ при наличии данных за РС.

  6. нейрохирург говорит :

    1.Какой размер и расположение очага на поперечном срезах?
    2. Какие виды чувствительности и в каких зонах нарушены?
    3. Более подробный неврологический статус?

  7. Спасибо за рекомендации,тактика дальнейшего поэтапного обследования понятна. Только проведение ЭНМГ,МРТ головного мозга,МРТ спинного мозга с контрастом платно,пока дождешься квоты,время будет упущено ЭНМГ возможно сделать,примерно 700руб. МРТ с контрастным усилением думаю необходимо,но не факт,что точный диагноз установят .Данные за рассеянный склероз сомнительны. В неврологическом статусе без особенностей,кроме нарушения чувствительности в виде гипестезии по проводниковому типу с уровня Th 12 и ниже. Размер и расположение очага в настоящее время сказать не могу, сообщу после повторного приема пациентки(данные в амбулаторной карте). Размер очага не в пользу рассеянного склероза,при данном заболевании чаще очаги меньшего размера.

  8. Золотой стандарт диагностики опухолей ЦНС- МРТ с контрастным усилением. Также это исследование поможет провести диф.диагноз между РС и миелопатией. ЭНМГ рутинная и, даже игольчатая, не даст в данном случае достверной информации. Поэтому надо работать с больной, объяснить необходимость срочного платного обследования. От него зависит ее здоровье и жизнь.

  9. Пока что видны сенсорные расстройства: сегментарные и проводниковые, а пирамидный тракт не задействован. Согласен, нужна МРТ с контрастом + головной мозг.

  10. А что делать? говорит :

    МРТ с контрастным усилением, анализ СМЖ, повторная консультация нейрохирурга.
    ну если нет средств даже на МРТ( РОДСТВЕННИКИ, КРЕДИТ, БЛАГОТВОРИТЕЛЬНОСТЬ И Т.П.), о чём тут может идти речь.
    А насчет “Куда направить для уточнения диагноза?”, срочно в специализированный центр: городской, областной,краевой, республиканский.

  11. Сделана МРТ с контрастом,но ситуация с диагнозом остается неясной.Попытаюсь заключение показать,к сожалению без снимков.В ближайшее время будут данные ЭНМГ,МРТ головного мозга.На консультации нейрохирурга в Республиканском центре пациентка была дважды.Координаты НИИ имени Н.Н.Бурденко известны давно,хотелось бы сначала решить вопрос в республике.Мне не совсем понятна позиция рентгенолога,сделавшего МРТ(платно),он же мог проконсультироваться у специалистов своего профиля и дать более точное определение выявленного очага.

  12. Я бы УЖЕ расценил данную ситуацию, учитывая данные описания МРТ (“увеличение спинного мозга в объеме” и накопление контрастного вещества) как интрамедуллярную опухоль. Другой вопрос – по недостаточным клиническим данным и по скудному описанию истории развития неврологического дефицита невозможно сейчас определить тактику ведения – скорее всего – консервативнное лечение и наблюдение в динамике.
    Очень важно увидеть ПОДРОБНОЕ описание неврологического статуса с исследовнием болевой, тактильной и температурной чувствительности, рефлексы, мышечный тонус, патологические знаки, функция тазовых органов (расспросить “с пристрастием”. Нисходящий тип развития неврол.дефицита соответствует интрамеделлярной опухоли спинного мозга.
    В крупных нейрохирургических центрах при необходимости дообследуют и примут решение о возможности и целесообразности операции.
    По тактике консервативной терапии : дексаметазон 4-8 мг/сутки, мексидол (либо цитофлавин), триампур – на 1-2 месяца. ОЦЕНКА НЕВРОЛОГИЧЕСКОГО СТАТУСА в динамике очень важна!
    Возможно применение методов современной радиохирургии, но без биопсии (гистологического подтверждения диагноза) – это вряд ли возможно. Любое вмешательство в эту зону, даже биопсия, может увеличить неврологический дефицит.

  13. Из анамнеза:пациентка занималась регулярно йогой,обратилась сразу же, как только появились выше перечисленные жалобы,болевого синдрома не было,нарушения функции тазовых органов нет ,даже при расспросах с “пристрастием”.В неврологическом статусе:ЧМН-N,сух.реф.D=S,сред.жив, брюшн.реф.D=S,жив.,пат.стопных знаков нет,мыш.тонус D=S,физиологический,чув.-гипестезия с уровня Th12 и ниже слева(первично с уровня Th10), тактильная чувствительность,мышечно-суставное чувство не нарушены.Координаторных расстройств нет. Возможно изменение границы нарушения болевой чувствительности связаны с проводимым лечением:трентал5,0 в/в капельно на 200,физ.раствора,диакарб 0,25 по схеме:3 дня прием,4дня перерыв и т.д.,в дни приема диакарба калия хлорид в порошках.Конечно при заочном консультировании ,без осмотра пациентки,возникают определенные трудности.Может быть другой невролог что еще нашел бы в статусе.Данная пациентка неоднократно осматривалась достаточно знающим коллегой,мнения совпадают.В настоящее время больная дообследуется,если вопрос о диагнозе не решится на уровне республики,то ей будет предложена консультация в НИИ им.Бурденко на платной основе.Уважаемые доктора, не забывайте о том,что медицина на периферии далека от совершенства, и возможности как пациента,так и врача ограничены.

  14. Правильное решение! в Бурденко – есть все возможности – и уточнить диагноз, и полечить самыми современными методами!

  15. Для хирургического диагноза по ортопедии я всё-таки брала бы наличие боли в грудном отделе позвоночника… тогда бы можно было бы говорить, что одной из причин появления боли в спине может являться неопластический процесс: первичная опухоль (крайне редко) или метастаз (несколько чаще). Таким образом, переходим к обсуждению возможности спинальной опухоли. Опять-таки, боль бы появилась, преимущественно ночная, с радиацией по соседним дерматомам. Прогрессирующая неврологическая симптоматика по онемению есть, я как понимаю. Можно отталкиваться из соображений, что всё же интрамедуллярная опухоль – это редкость (как астроцитомы, так и эпендимомы). МРТ является инициирующим обследованием, поэтому имеют полное право выставлять диагноз под вопросом. Обязательно провести рентгенографическое исследование: эрозия, вертебральный коллапс, кальцификаты в объёмном образовании и т.д. А диагностика в основном дифференциальная. Исключить сначала неврологические заболевания, ну, например, васкулит (сифилис, узелковый полиартрит), сирингомиелия, миелиты… Поэтому хирург пока и не вынес окончательного диагноза. Со стороны хирургии может быть перелом, остеопороз, эксдуральный абсцесс, гематома и предположительно опухоль. Думаю, пока следует найти невролога, который исключит другие возможные причины лабораторными методами.
    Хирургическая биопсия с последующей декомпрессией и стабилизацией – это экстремально для начала обследования, зато, наверняка.

  16. Пациентка прошла МРТ головного мозга+с контрастным усилением(прилагается в начале описанного случая).Планируется госпитализация в республиканскую неврологию после рекомендованного дообследования:поля зрения,ВЗП,осмотр ревматолога,определение иммуноглобулинов при клещевом энцефалите,Лайм-боррелиозе(из анамнеза -употребление козьего и коровьего некипяченого молока).Дополнительно-на глазном дне без патологии,в неврологическом статусе изменения зоны нарушения болевой чувствительности:слева с уровня Th 12 до L5,справа появилась гипестезия с уровня Th7 до L5,сегментарный тип.К лечению добавлен мексидол,кортексин,конечно данное лечение радикально не улучшит состояние.Диагноз пока не ясен.Можно только предположить,что скорее всего вирусная этиология.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Купить другую книгу из каталога

Медицинский сайт Surgeryzone

© 2010  
11 Информация не является указанием для лечения. По всем вопросам обязательна консультация врача.
Создание сайта: веб-студия "Квітка на камені"