медицинский портал

Разделы медицины

  • Информация
    • Акушерство и гинекология
    • Детская хирургия
    • Гастроэнтерология
    • Колопроктология
    • Нейрохирургия
    • Онкология
    • Отоларингология
    • Пластическая хирургия
    • Сосудистая хирургия
    • Травматология и ортопедия
    • Урология
    • Флебология
    • Хирургия
    • Эндокринология
    • Препараты
    • Пациентам

Синдром локтевого нерва

Синдром локтевого нерва – компрессионно-ишемическое поражение нерва в локтевой области может встречаться в любом возрасте, однако чаще в среднем и пожилом. Длительность заболевания бывает различной (от нескольких недель до десятилетий) и зависит главным образом от своевременной диагностики. Чаще болеют мужчины. По сводной статистике подострый, или хронический, кубитальный синдром локтевого нерва встречался у 302 мужчин и 104 женщин.

Кубитальный синдром локтевого нерва в большинстве случаев односторонний. Доминирующая рука поражалась в 2 раза чаще, чем недоминирующая. Обычно чаще вовлекается правый локтевой нерв. Поражение обоих нервов наблюдалосьу 11% больных.

Течение заболевания

Субъективные чувствительные симптомы, как правило, появляются раньше двигательных. Первые жалобы обычно – на парестезии или ощущение онемения в зоне снабжения нерва. Позже присоединяется прогрессирующий парез и, наконец, атрофия собственных мышц кисти. Парестезиям в кисти иногда в течение месяцев или лет предшествуют жалобы на слабость. Вначале возможны и боли на внутренней стороне локтя.

При остром кубитальном синдроме локтевого нерва, вызванном сдавлением нерва во время операции, больные, очнувшись после наркоза, ощущают онемение в кисти. В последующие дни или недели постепенно прогрессирует парез мышц, а через месяцы выявляется мышечная атрофия.

При хроническом кубитальном синдроме локтевого нерва мы обычно наблюдали следующую последовательность симптомов. Вначале возникало преходящее ощущение онемения в IV-V пальцах и внутренней части кисти. Вскоре присоединялись периодические парестезии типа ползания мурашек (покалывания или вибрации) и парестезии типа колотья, преимущественно в IV-V пальцах. Позднее начинала ощущаться боль в руке. Одновременно с появлением боли или чуть позже выявлялись парезы мышц и постоянные чувствительные выпадения. В последнюю очередь возникали мышечные атрофии и анестезии. В этой стадии парестезии нередко отсутствовали из-за выпадения функции чувствительных волокон. По этой же причине больные ощущали постоянное онемение в ульнарной части кисти.

Симптомы синдрома локтевого нерва

К парестезиям часть неврологов относят ощущения не только ползания мурашек и колотья, но и преходящее онемение. Из-за эпизодов парестезии и онемения в пальцах больные часто пробуждаются по ночам. Многие испытывают и температурные парестезии в виде ощущения жжения в IV-V пальцах или ощущение холода. Чаще боль локализируется в локтевой области. Возможна иррадиация болей на плечо и даже в шею. На боли в руках жаловались большинство больных (64%). Симптомы только раздражения чувствительных волокон (парестезии и боли) отмечаются сравнительно редко (около 14%). У большинства больных выявляются и симптомы выпадения функции.

При появлении пареза длинные сгибатели поражаются реже, чем собственные мышцы кисти. Считается, что парез локтевого сгибателя запястья трудно диагностировать (встречается только у 8% больных), т. к. проксимальные ветви к указанной мышце часто отходят от локтевого нерва выше кубитального канала. От 67 до 87% больных имели парез глубокого сгибателя IV-V пальцев. Наиболее часто встречается парез собственных мышц кисти (от 85 до 100% больных).

При синдроме локтевого нерва парез локтевого сгибателя запястья выявлен на 23 (15%) из 151 пораженной руки, слабость глубокого сгибателя IV-V пальцев – на 59 (39%), парез собственных мышц кисти – на 91 (60%) и атрофии этих мышц – на 73 (48%).

Чувствительные выпадения при синдроме локтевого нерва чаще всего выявляются на ладонной и тыльной поверхности кисти и ульнарных IV, V пальцев. Вначале может развиться анестезия эпикритического типа, без выпадения протопатической чувствительности. Мы обнаружили чувствительные выпадения на 138 (91%) из 151 пораженной руки.

Диагностика двигательных нарушений

При диагностировании поражения нерва конечности необходимо принимать во внимание иннервируемые им мышцы. При клиническом исследовании вначале выявляется список паретичных мышц, а затем они сопоставляются с функцией определенных нервов. Приводим исследование мышц руки, которые обеспечиваются локтевым нервом.

Мышца локтевой сгибатель запястья сгибает и приводит кисть. Чтобы определить ее функцию, больного просят согнуть кисть и привести ее. Врач одной рукой противодействует этим движениям, а другой пальпирует напрягающуюся мышцу, оценивая ее трофику и объем.

Внутренняя часть глубокого сгибателя пальцев, снабжаемая локтевым первом, сгибает концевые фаланги IV-V пальцев. Следует учитывать, что в четверти случаев мышечные пучки к IV-V пальцам полностью или частично иннервируются срединным нервом. Для определения функции внутренней части глубокого сгибателя пальцев предложены следующие тесты при синдроме локтевого нерва:

  • плотно прижав к столу ладони пациента, его просят выполнять царапающие движения ногтем мизинца;
  • по предложению врача исследуемый сжимает пальцы в кулак. При парезе локтевой части мышцы в этом движении IV и V пальцы не участвуют;
  • больного просят сгибать концевую фалангу IV-V пальцев. Врач одной рукой фиксирует основную и среднюю фаланги в положении разгибания, а пальцами другой руки противодействует сгибанию концевых фаланг. Тем самым определяется сила мышцы.

При атрофии локтевого сгибателя запястья и внутренней части глубокого сгибателя пальцев исчезает нормальная выпуклость верхней половины медиальной части предплечья. При этом заметно выступает сухожилие глубокого сгибателя пальцев.

Поражение собственных мышц кисти при синдроме локтевого нерва часто сопровождается атрофиями возвышения мизинца. Возвышение уплощается, внутренний край кисти вместо выпуклого становится прямым или даже вогнутым. Вследствие атрофии межкостных мышц пространства между пястными костями западают, эти кости выступают и кисть выглядит скелетообразной. Из-за атрофии приводящей мышцы большого пальца кисти и глубокой головки короткого сгибателя большого пальца кисти атрофируется и уплощается внутренняя часть возвышения большого пальца.

Выпадение функции собственных мышц кисти приводит к следующим деформациям. Характерно положение, когда V палец отведен, переразогнут в пястно-фаланговом суставе и в различной степени согнут в межфаланговых суставах. IV палец переразогнут в пястно-фаланговом суставе, будучи в большей или меньшей степени согнутым в межфаланговых суставах. Положение, при котором IV-V пальцы разогнуты в пястно-фаланговых суставах и согнуты в межфаланговых, называют «когтеобразной кистью», а также «когтистой, или птичьей лапой».

Эта деформация при синдроме локтевого нерва – следствие паралича короткого сгибателя мизинца, межкостных и червеобразных мышц (сгибают основную и разгибают среднюю и концевую фаланги пальцев), а также – беспрепятственного действия разгибателей пальцев (разгибание основной фаланги) и сгибателей пальцев (сгибание средней, а также, если функционирует глубокий сгибатель пальцев, и концевой фаланг). Деформация типа «когтистой лапы» более заметна в IV и V пальцах, в меньшей степени может выявляться и в III. Из-за паралича противопоставляющей мышцы мизинца и антагонистического действия разгибателя мизинца слегка отводится в сторону V палец.

При параличе мышц гипотенара (короткого сгибателя, отводящей и противопоставляющей мышц мизинца) возвышение мизинца уплощается. Сгибание в пястно-фаланговом суставе V пальца выполняется в норме коротким сгибателем и отводящей мышцей мизинца. Поверхностный сгибатель пальцев при полном его напряжении, активно сгибая среднюю фалангу мизинца, может вызвать вторичное сгибание основной фаланги. Поэтому силу сгибания основной фаланги V пальца мышцами гипотенара исследуют, разогнув остальные фаланги. Врач одной рукой оказывает сопротивление сгибанию основной фаланги, другой пальпирует мышцы гипотенара. Отведение в пястно-фаланговом суставе V пальца выполняется преимущественно отводящей мышцей мизинца. Чтобы исследовать ее силу и напряжение, больному предлагают отводить мизинец. Врач одной рукой противодействует этому движению, другой пальпирует мышцу.

Разгибатель мизинца, если отсутствует сопротивление противопоставляющей мышцы, может отводить V палец. На этом основан тест Вартенберга (Wartenberg, 1939). При поражении локтевого нерва эта проба выявляет слабость или невозможность приведения разогнутого V пальца к IV.

Мышца, противопоставляющая мизинец, приводит и противопоставляет V палец. Чтобы определить функцию этой мышцы, больного просят, разогнув мизинец, привести его к I пальцу. При параличе этой мышцы отсутствует движение I пястной кости.

Сгибание пястно-фаланговых суставов выполняют межкостные и червеобразные мышцы. III и IV червеобразные мышцы иннервируются срединным, а IV и V – локтевым нервом. Поэтому, когда поражается локтевой нерв, сгибание основных фаланг II и III пальцев в достаточной степени осуществляется за счет сохраненных червеобразных мышц.

При синдроме локтевого нерва может полностью выпадать функция собственных мышц кисти, включая IV и V червеобразные. Однако поверхностный сгибатель пальцев в конечной фазе своего действия может сгибать вслед за средними и основные фаланги IV-V пальцев. Чтобы избежать участия этой мышцы, больного просят согнуть основные фаланги IV-V пальцев при разогнутых средних и концевых фалангах. Врач оказывает сопротивление этому движению. Таким же образом исследуют сгибание основных фаланг II и III пальцев. Оно будет нарушено при сочетанном поражении локтевого и срединного нервов.

Разгибание в межфаланговых суставах осуществляется межкостными и червеобразными мышцами, а также разгибателем пальцев. Последняя мышца производит такое действие только при нейтральном или среднем положении пястно-фаланговых суставов. Переразгибание основных фаланг препятствует действию разгибателя пальцев на среднюю и концевую фаланги. Поэтому для исследования разгибательной функции червеобразных и межкостных мышц врач одной рукой переразгибает основные фаланги и просит больного разогнуть средние фаланги, оказывая другой рукой сопротивление этому движению. Такой же тест следует выполнять для II-III пальцев. Сила разгибания средних фаланг этих пальцев будет достаточной в случае поражения только локтевого нерва (без срединного) благодаря сохранности функции II и III червеобразных мышц.

С.П. Полонский предложил исследовать силу разгибания средних фаланг пальцев не только при разогнутых, но и при согнутых основных фалангах. Оговорим, что в этом случае сила сгибания последних должна быть почти предельной. Пробу следует выполнять раздельно для IV-V и II-III пальцев.

При разведении и приведении пальцев все межкостные мышцы иннервируются локтевым нервом. Помимо сгибания основных и разгибания средних и концевых фаланг, тыльные межкостные мышцы разводят, а ладонные межкостные мышцы приводят пальцы. Однако если межкостные парализованы, пальцы может разводить разгибатель пальцев. Чтобы исключить действие этой мышцы, тест выполняется на плоской поверхности с препятствием разгибанию пальцев (пальцы не должны приподниматься над плоскостью стола). Больного просят отводить указательный палец от среднего. Врач препятствует этому движению одной рукой, а другой прощупывает сокращающуюся I тыльную межкостную мышцу. Затем через сопротивление отводится IV палец от III. При этом врач прощупывает III тыльную межкостную мышцу.

Приведение пальцев в норме выполняется ладонными межкостными мышцами. При параличе этих мышц сгибание пальцев способствует их приведению друг к другу. Чтобы исключить такое замещающее действие длинных сгибателей, исследование должно проводиться на плоской поверхности, с недопущением сгибания пальцев. Невозможность приведения V пальца – наиболее точный знак вовлечения локтевого нерва, т. к. это единственное движение, которое не может быть симулировано. Однако если тонкий предмет может крепко удерживаться между IV и V, а также III и IV пальцами без какой-либо степени сгибания этих пальцев, считают, что функция ладонных межкостных мышц сохранена.

Мышцы возвышения большого пальца кисти приводят большой палец. Это движение в норме выполняет снабжаемая локтевым нервом мышца и дополнительно глубокая головка короткого сгибателя большого пальца кисти. Хотя наиболее медиальные волокна короткой мышцы, отводящей большой палец кисти, и могут действовать как локтевой аддуктор, эта мышца приводит большой палец, только одновременно смещая его вперед от плоскости ладони. Если же приведение I пальца осуществляется только в этой плоскости, в нем короткий абдуктор не участвует. Обманчивое приведение I пальца при сгибании его основной фаланги может вызвать длинный сгибатель большого пальца кисти. На этом основан тест Фромана (Froment, 1915) при параличе или парезе локтевого нерва. Больного просят прижать основной фалангой большого пальца к краю пястной кости на уровне указательного пальца листок бумаги, который врач пытается вырвать. В случае паралича или глубокого пареза снабжаемых нервом локтя мышц тенара больной удерживает листок согнутой концевой фалангой I пальца, т. е. действует длинный сгибатель большого пальца кисти, иннервируемый срединным нервом.

Чувствительные нарушения при синдроме локтевого нерва обычно локализуются на ладонной и тыльной поверхностях V пальца и локтевой половине IV пальца, а также с обеих сторон кисти (включая запястье) – ее трети, расположенной медиальнее линии, продолжающей среднюю ось IV пальца.

Следует учитывать, что ладонная ветвь нерва локтя посылает волокна и на тыл концевой фаланги V пальца, а также на тыл концевой и средней фаланги IV пальца. Поэтому чтобы установить высокое поражение локтевого нерва, следует исследовать чувствительность на тыле не только концевых, но и основных фаланг IV и V пальцев (в зоне иннервации тыльной ветви локтевого нерва).

Перерезая локтевой нерв, Stopford (1930) установил, что в редких случаях чувствительные выпадения на тыле пальцев распространялись кнаружи, включая локтевую часть средней фаланги III пальца, а в четверти случаев расширялись на тыле кисти проксимальнее пальцев вплоть до линии, проходящей через ось III пальца.

Clark при синдроме локтевого нерва выявлял изменения чувствительности легким пальцевым поколачиванием по мякоти пальцев больного одновременно на пораженной и здоровой сторонах. Пациент обычно говорил, что он сильнее ощущает поколачивание на здоровой стороне.

Изменения чувствительности при синдроме локтевого нерва можно выявить количественно с помощью различного рода эстезиометров. Мы определяли на пальцах пороги тактильной чувствительности эстезиометром Рудзита, болевой чувствительности – алгезиметром Рудзита, глубокой чувствительности – проприоэстезиометром Рудзита, температурной чувствительности – термэстезиометром Рудзита и дискриминационной чувствительности – циркулем Вебера.

Лечение синдрома локтевого нерва

Существуют противоречивые мнения о выборе хирургического метода при компрессии локтевого нерва на локтевом уровне (Dellon, 1989; Gervasio, 2005; Nathan, 2005 и др.). Предложенные методы включают: невролиз в кубитальном туннеле (Osborne, 1957) ; невролиз с передней внутримышечной (Adson, 1918) ; подкожной (Platt, 1928), подмышечной (Learmonth, 1942) транспозицией и хирургической транспозицией с сосудистым пучком (Messina, 1991), вместе с невролизом и медиальной эпикондилэктомией (King, 1950). Позже подобные операции стали проводиться с эндоскопическим контролем «минимально инвазивных процедур» (Tsai et al., 1999; Krishman, Pincer, 2006; Hoffman, Siemionov, 2006).

Хирургическая техника операции при синдроме локтевого нерва

Освобождение кубитального туннеля с помощью эндоскопа выполнялось с применением блокады плечевого сплетения лидокаином и бупивакаином, а также наложения турникета на плечо. Руке придавалось положение с плечом, отведенным под углом 90°, супинированным предплечьем и сгибанием его до 120°. Наружный надмыщелок поддерживался полотенцем, а внутренний был обращен кпереди. Продольный криволинейный разрез длиной 2-3 см выполнялся вдоль курса локтевого нерва в кубитальном туннеле между медиальным надмыщелком и олекраноном. Разрез углублялся до связки Осборна, и фасция локтевого сгибателя запястья обнажалась. Указанная фасция и связка Осборна затем частично рассекались и при этом обнажался локтевой нерв. В этой стадии ретрактор вводился между подкожной тканью и поверхностной фасцией предплечья, покрывающей локтевой сгибатель запястья. Стеклянная трубка калибром 5 мм вводилась дистально между фасцией, покрывающей 2 головки локтевого сгибателя запястья, и самой этой мышцей. Стеклянные трубки делались в 3 размерах (5, 7 и 9 мм) на заказ. Их внутренний диаметр был от 4,5 до 6 мм при длине 12 см. Каждая трубка имела желобок шириной 2 мм и 1 мм глубиной на наружной поверхности вдоль всей длины.

Внутри стеклянной трубки помещался 3,5 мм, 30° эндоскоп. Вращением эндоскопа внутри стеклянной трубки прилежащая фасция, мышцы – локтевой сгибатель запястья и локтевой нерв могли быть визуализированы. Желобок на стеклянной трубке служил проводником для скальпеля. Скальпель вводился между стеклянной трубкой и фасцией. Фасция рассекалась при движении скальпеля в дистальном направлении под визуальным контролем через монитор. В завершение этого маневра вводилась 7 мм стеклянная трубка, чтобы завершить рассечение полностью. Пятимиллиметровая стеклянная трубка затем вводилась повторно в плоскости между медиальной внутримышечной перегородкой и локтевым нервом и далее более проксимально в плоскости между аркадой Струзерса и локтевым нервом.

Сдавление фасции вокруг нерва определялось по той легкости, с которой стеклянная трубка могла быть введена в этой плоскости. Если она могла быть введена легко, то дальнейшее освобождение фасции не выполнялось. Очевидные сопротивления далее отмечались, и край трицепса, а также аркада Струзерса рассекались с тем же самым подходом. Освобождение на 10 см дистальнее и на 10 см проксимальнее внутреннего надмыщелка пытались выполнить в каждом случае.

После освобождающей процедуры в локтевом суставе пассивно выполнялся полный объем движений, чтобы выявить возможный подвывих нерва. Если подвывих локтевого нерва был выявлен при выполнении этого маневра (или мог быть замечен при дооперационном физическом исследовании), медиальная эпикондилэктомия выполнялась через тот же самый разрез. Гемостаз достигался после снятия турникета. Кожа закрывалась тонкими нейлоновыми швами, область локтевого сустава защищалась мягкой повязкой. Пациента ободряли, разрешая движения в локтевом суставе в первый послеоперационный день. После операции отличные результаты отмечались в 36 руках (42%), хорошие – в 45% рук, удовлетворительные – в 11% и плохие – в 2%. Рецидив наступил в 3 локтевых суставах. Серьезных осложнений не было.

Hoffman, Siemionow сообщили о проведении подобной эндоскопической операции у 75 больных (76 локтевых нервов). Отличные результаты наблюдались у 60,5% пациентов, хорошие – у 33%, удовлетворительные – у 5% и у 1 пациента отмечался плохой результат. В группе с умеренными симптомами отмечалось 97% хороших и отличных результатов. Даже в группе с выраженными симптомами, включая парез мышц, было 89% хороших и отличных результатов. Авторы рекомендуют проводить подобные операции и избегать манипуляций с транспозицией локтевого нерва.

С применением эндоскопической техники при синдроме локтевого нерва Krishman et al. проводили операцию передней транспозиции локтевого нерва 11 пациентам. При контроле через 6-27 мес результаты оценивались как отличные у 7 больных, хорошие – у 3 и удовлетворительные – у 1 пациента.

Видео:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Купить другую книгу из каталога

Медицинский сайт Surgeryzone

© 2010  
Информация не является указанием для лечения. По всем вопросам обязательна консультация врача.
Создание сайта: веб-студия "Квітка на камені"