Гистамин является составной частью многих тканей, однако в норме он находится в связанном состоянии.

Общие данные о гистамине

Он вызывает сокращение гладких мышц различных органов, в том числе бронхиол. При местном воздействии повышает проницаемость артериальных сосудов и снижает проницаемость венул, что приводит к развитию отека. В больших дозах спазм наблюдается как в области венул, так и артериол. При внутривенном введении у больного могут отмечаться давящая головная боль, покраснение лица, небольшое снижение давления в сонных артериях и чувство сдавления в груди. Резко усиливается желудочная секреция. Повышается секреция носовых и слезных желез и, по-видимому, бронхиальных.

Установлено, что при анафилаксии из тканей различных органов выделяется от 1,5 до 43% гистамина.

С помощью радионуклидных методов исследования получены данные о динамике гистамина в организме. Гистамин, поступающий с пищей и образующийся в кишках бактериями, полностью экскретируется, причем большая его часть предварительно дезаминируется в стенках кишок. Имеется много разновидностей экскретируемых производных гистамина у различных видов животных. У человека лишь очень небольшое количество гистамина выделяется с мочой в неизмененном виде. В основном это продукты дезаминирования с участием моноаминооксидазы (имидазолуксусная кислота, метилимидазолуксусная кислота и рибозид имидазолуксусной кислоты). Гистамин депонируется в тканевых базофилах, которые, по-видимому, являются одним из мест его образования из гистидина. Обмен депонированного гистамина происходит медленно, так как он выделяется при различных неотложных состояниях и в депо уже не возвращается, детоксикации и экскреции подвергается подобно экзогенному гистамину.

Напротив, гистамин, образующийся в сосудистом эндотелии или в непосредственной близости от него, не депонируется, а подвергается быстрому превращению. Активность гистидиндекарбоксилазы повышается при стрессе (включая холодовый), травмах и любых повреждающих воздействиях. Содержание гистамина увеличивается в регенерирующих тканях, при заживлении ран, у развивающегося плода, в злокачественной опухоли.

Роль гистамина при бронхиальной астме и аллергии

Во время приступов бронхиальной астмы или непосредственно после них содержание гистамина в крови увеличивается. Кроме того, повышается чувствительность бронхов к ингаляциям аэрозолей гистамина.

Выделение гистамина во время приступов астмы происходит за счет тканевых базофилов, содержание которых в ткани легких при этом уменьшается. Либерация гистамина, по всей вероятности, сопровождается понижением скорости его ферментативной детоксикации.

Следует отметить, что детоксикация гистамина осуществляется не только путем химических превращений, но и благодаря физико-химическим процессам связывания его белками сыворотки крови, относящимися к фракциям G и А иммуноглобулина.

Гистаминопектическая активность сыворотки крови различных животных неодинакова. Белки сыворотки крови кролика гистамин не связывают.

Мы провели сравнительное изучение гистаминопектической активности сыворотки крови взрослых людей (доноров), морских свинок и обезьян Maccacus rhesus с помощью модифицированного нами флуориметрического метода Шора.

Как видно из представленных данных, гистаминосвязывающая активность сыворотки крови макак заметно ниже, чем у людей и морских свинок. Содержание у-глобулина в сыворотке разных видов колеблется не столь значительно, чтобы объяснить эти различия. У кролика, например, содержится достаточно иммуноглобулинов, ответственных за связывание гистамина. Видимо, эти различия отражают различия в структуре глобулинов в сыворотке различных животных, не улавливаемые соответствующими аналитическими методами.

Биологический смысл гистаминопексии заключается, по всей вероятности, в экстренной защите от остро развивающегося гистаминового токсикоза. Скорость связывания гистамина при этом соизмерима со скоростью дегрануляции тканевых базофилов.

Этот защитный механизм повреждается при аллергических заболеваниях. У больных бронхиальной астмой, крапивницей, отеком Квинке, экземой гистаминопектический индекс, в норме составляющий 20—40%, снижался до 0—10%. Столь же выраженное снижение его наблюдается при экспериментально воспроизводимой сенсибилизации немедленного типа.

Проведено изучение ГПИ в эксперименте. Морских свинок подвергали воздействию аэрозолей аллергенных пестицидов ДДТ и севина в течение 4 нед по 4 ч ежедневно. Концентрация ядов в воздухе ингаляционной камеры была близкой к предельно допустимой (0,4—1,7 мг/м3 для ДДТ и 2,3—3,9 мг/м3 для севина). Степень аллергизации определяли на основании клинической картины, динамики гиста- минопектической активности сыворотки крови, а также данных вскрытия. Во время пребывания в камерах у животных отмечались зуд, одышка, взъерошенность шерсти. Эти явления были больше выражены при ингаляциях аэрозоля ДДТ. При воздействии ДДТ отмечалось прогрессирующее и достоверное снижение ГПИ в течение 3 нед, в дальнейшем он оставался на низком уровне. Как известно, ГПИ ниже 10% характерен для аллергического состояния.

При воздействии аэрозоля севина также наблюдалось достоверное и значительное снижение ГПИ сыворотки крови. Для проверки предположения о развитии у подопытных животных аллергической чувствительности была поставлена проба с пассивным переносом сенсибилизации сывороткой. Для этого 2—4 мл сыворотки крови подопытных морских свинок вводили внутрисердечно интактным животным. Через 36 ч после этого животных подвергли ингаляционному воздействию соответствующих пестицидов в камерах. При этом поведение животных резко отличалось от поведения свинок, впервые помещенных в камеры. Сразу после начала ингаляции ДДТ наблюдались выраженная одышка, двигательное возбуждение, прыжки, затем клонические судороги жевательных мышц и мышц конечностей.

В последующем отмечались депрессия, гиподинамия. Через сутки поведение животных нормализовалось. При разрешающей ингаляции севина отмечались двигательное возбуждение, приступы одышки, общий тремор, клонические судороги шейных и жевательных мышц. Таким образом, картина была сходной с картиной подострого анафилактического шока или экспериментальной ингаляционной астмы. При вскрытии у 4 из 9 животных было обнаружено характерное острое вздутие легких. ГПИ сыворотки крови у животных, у которых осуществлен пассивный перенос, был крайне низким. Следовательно, положительный результат пробы с пассивной сенсибилизацией свидетельствует о том, что изменения, развивающиеся при ингаляционном воздействии малых концентраций ДДТ и севина, имеют характер аллергической сенсибилизации. При этом гуморальный характер переноса свидетельствует о немедленном, анафилактическом типе сверхчувствительности. Показательно, что при избранных нами низких концентрациях ядохимикатов токсическое их действие было мало выраженным. В течение недельной затравки гибели животных отмечено не было.

Следует подчеркнуть, что выделение гистамина не является единственным или основным фактором при бронхиальной астме. Об этом свидетельствует недостаточная эффективность противогистаминных средств.


Статью подготовил и отредактировал: врач-хирург Пигович И.Б.

Полезно:

от admin

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector