Влияние алкоголизма родителей на детей

Работ, касающихся вредного воздействия ал­коголя на плод, исключительно мало. Отри­цательное влияние алкоголизма родителей на умственное развитие их потомков не доказано. Научные исследования на эту тему в отечествен­ной психиатрической науке единичны. Но это не значит, что пьющим родителям не нужно оказывать помощь при алкоголизме.

Самые первые сообщения о вреде алкоголизма родителей на их потомство принадлежат гигиенис­ту Эрисману Ф.Ф. и Бехтереву В.М..

Эрисман Ф.Ф. писал: «…у алкоголиков дети ро­дятся слабыми, отстают в физическом развитии от здоровых детей, умственно развиваются плохо». Бехтерев В.М. говорил: «особенно тяжело отражается на потомстве, если женщина пьет во время беременности — ребенок рождается хилым, боль­ным».

В руководстве Ковалева В.В. «Психиатрия дет­ского возраста» (1979) только констатируется, что «определенная роль в происхождении олигофре­нии отводится хроническому алкоголизму». Во всех учебных пособиях по психиатрии по этому вопросу нет никаких описаний, даже в учебнике Ушакова Г.К.. Влияние алкоголизма матерей на потомство изу­чалось на кафедре психиатрии Одесского мединсти­тута. Моховиков А.Н.  выявил, что у боль­ных алкоголизмом матерей дети в 37,2 % случаев рождаются и растут с психическим недоразвитием с эмбриопатическими признаками. У них часто встре­чаются и признаки краниоцефальной дисморфии — микроцефалия, дисплазии («ухо Сатира», «ухо ма­каки», высокое небо, косоглазие, птоз и т.д.). По данным Донец О.Ю., у детей от матерей, стра­дающих алкоголизмом, в структуре интеллектуаль­ного недоразвития при олигофрении преобладают нарушения активного внимания — отвлекаемость, двигательная расторможенность, импульсивность по­ведения.

По данным Куниковской Л.С., у детей-олигофренов, родившихся от страдающих алкого­лизмом матерей, значительно чаще наблюдается психопатоподобное поведение, обуславливающее к пубертатному возрасту все формы девиантного поведения.

Данные изучения психиатрической литературы показывают противоречивость мнений исследовате­лей по обсуждаемому вопросу. За последние деся­тилетия в научных изданиях не публикуются статьи относительно тератогенного (задерживающего) воз­действия алкоголя на умственное развитие детей. Врачебная практика опровергает утверждение ста­рых авторов о том, что среди детей и внуков алко­голиков не больше слабоумных, чем среди потомс­тва их не пьющих сибсов. Распространенность алкоголизма в современном российском обществе должна ставить этот вопрос перед врачами-психиатрами остро.

Наблюдение 1

Сергей, 14 лет, родился 7.06.1989 г. Матери 41 год. По линии матери дядя — инвалид детства, у него слабоумие, припадки, паралич. Тетя болела эпилепсией с редкими припадка­ми, умерла. Мама имеет среднее техническое образование, рабо­тала продавцом. Сергея родила в 27 лет. Во время беременности Сергеем мать пьянствовала, ку­рила. Роды были осложненные, но в срок. Сергей родился с обвитием пуповиной, весом 3150 г, длиной тела 53 см, закричал пос­ле похлопывания. В возрасте 10 дней заболел кишечной ин­фекцией и в течение 1,5 мес. ле­чился в инфекционной больнице.

На первом году жизни у ребен­ка наблюдался тремор головы, мать продолжала пьянствовать и не занималась его воспитанием.

Отец был пьяница, неоднократно судимый.

Сергей умственно развивался плохо, игры у него были прими­тивные, стихи не запоминал. В массовой школе стал учиться с 8 лет, программу не усваивал, не хотел ходить в школу, пропускал уроки, не запоминал буквы и счет, его оставили на 2-й год в первом классе. На втором году обучения, в декабре 1998 года, Сергей был обследован, выс­тавлен диагноз: «Олигофрения в степени дебильности». Затем его оформили во вспомогательную школу. В интернате он не мог привыкнуть, протес­товал, не учился, время проводил на улице. Во вспомогательной школе его вновь оставили на 2-й год в первом классе. Он так и не научился читать и писать, с трудом решал примеры на сложение в пре­делах 10. Стал курить и выпивать. Не хотел выпол­нять простые работы по дому. В таком состоянии был госпитализирован повторно в детское отделе­ние психиатрической больницы 21.01.04 г.

Физическое состояние: значительное отставание в физическом развитии — рост 136 см, вес 31 кг. Диспластичен. Высокое небо. Микроцефалия. Неврологический статус без особенностей. Психическое состояние: тяготится больницей, постоянно просится домой, плаксив, временами возбудим, ссорится с детьми. Учиться не хочет, го­ворит: «поступил в больницу для того, чтобы по­лучить пенсию, потому что не могу учиться». Он знает свой возраст, день рождения, домашний ад­рес. Не сформированы временные понятия — ме­сяц, времена года. Считает, что сейчас «пятый ме­сяц». Странами считает Москву, Санкт-Петербург, Кемерово, а городами — Омск, Мамаевку, Ягуно- во. Не мог ответить, какой он национальности, но на провоцирующий вопрос, что он может быть негр, не согласился. Считает, что живет в стране Кемерово, а столица — Россия. Нарушена право­левая ориентировка. С ошибками выполняет об­ратный счет от 20. В пределах 10 пытается скла­дывать на пальцах. Вычитание не удается. Буквы путает. Чтение побуквенное, под диктовку писать не может.

Заключение: Психическое состояние определя­ется малоумием, которое характеризуется недораз­витием познавательной деятельности, памяти, воле­вой сферы с формированием асоциального девиан­тного поведения (отказ от учебы, ранняя алкоголи­зация, курение, несформированность трудовых на­выков). Основной этиологический фактор — алко­голизм матери во время беременности и алкоголизм отца.

Когда алкоголизмом страдает один из родите­лей, эти проценты меньше.

Умственная отсталость у детей часто сочетается с психопатоподобным синдромом, который у деби­лов формируется в отрочестве на почве расстройств влечения и поведения.

У части детей в возрасте 11-14 лет клинически проявился психопатоподобный син­дром, состоящий из триады — умственная отста­лость, расстройство влечений, расстройство поведе­ния в сочетании с неустойчивым или ригидным вниманием, расторможенным протестным поведени­ем с негативными и парадоксальными реакциями на фоне сниженного познавательного интереса.

Нежелание учиться, уходы из дома, школы, бродяжничество, стремление ко лжи, воровство не позволяют этим детям учиться в массовой школе, они учатся во вспомогательной школе.

Наблюдение 2

Роман, 14 лет, родился 11.12.1990 г. Мать злоу­потребляла алкоголем. После родов ребенка остави­ла в роддоме. Лишена родительских прав. Отец не известен. Беременность у матери протекала с токси­козом во 2-й половине. В возрасте одного месяца ре­бенок был прооперирован по поводу пилоростеноза.

Воспитывался в детском доме. В 1998 г., с 8 лет, Романа пытались учить в первом классе массовой школы, но уроки он не усваивал. Мальчик был раз­дражителен, не соблюдал щкольную дисциплину — во время урока бегал, разговаривал с детьми, не ре­агировал на замечания. Через полгода Роман был стационирован в детское отделение для оп­ределения обучающего маршрута с диагнозом: «Ор­ганическое заболевание ЦНС резидуального харак­тера с задержкой психического развития; нарушение поведения». Он был оставлен для обучения в массо­вой школе. Однако в дальнейшем его поведение только ухудшалось — мальчик начал убегать из ин­терната, бродяжничать. Поэтому, после повторного обследования в детском отделении психиатрической больницы, медико­педагогическая комиссия (МПК) оформила его во вспомогательную школу. Поведение Романа продол­жало ухудшаться: постоянно конфликтовал с деть­ми; в 4-м классе начал грубить, кричать, браниться на взрослых, дрался со сверстниками, в аффекте ло­мал предметы мебели.

По поводу плохого поведения в интернате он повторно поступал в детское отделение для коррек­ции. В возрасте 12 лет начал употреблять алкоголь на деньги, добытые попрошайничеством, курить на­чал еще раньше.

В настоящее время подросток вспыльчив, агрес­сивен, драчлив, не подчиняется режиму школы, не реагирует на замечания. Учится в шестом классе специальной коррекционной школы 8 типа.

Психическое состояние: словарный запас ограни­чен. Мальчик не отрицает курение, знает название сортов пива. Приуменьшает характер своих пос­тупков. Его школьные знания слабые. При сравне­нии руководствуется второстепенными признака­ми. Улавливает смысл простых пословиц, выявляя конкретное мышление.

При психологическом обследовании обнаружи­вается недоразвитие интеллектуально-познаватель­ных процессов, замедленность и конкретность мыш­ления, неустойчивость внимания, нарушение в эмо­ционально-волевой сфере.

Физическое состояние: маленького роста, зна­чительно меньше своих сверстников, худой.

Диагноз: Органическое заболевание ЦНС рези­дуального характера с умеренно выраженным не­доразвитием интеллекта (стеническая форма умс­твенной отсталости), девиантное поведение.

При неосложненной дебильности (при отсутс­твии девиантного поведения) большинство детей в воз­расте до 10 лет учатся в начальных классах массо­вой школы, несмотря на минимальный учебный успех. При сравнении общего психического разви­тия, у детей-олигофренов с психопатоподобным по­ведением оно несколько выше, чем у неосложнен­ных олигофренов — первые чуть лучше обобщают, у них меньше процент непонимания метафор, они знают времена года, не путают цвета.

Можно заключить, что в потомстве людей, страдающих алко­голизмом, наблюдается повышенная частота умс­твенной отсталости. Алкоголизм родителей является одной из причин недифференцированных форм умс­твенной отсталости, т.е. не сопровождающихся яв­ными соматическими и неврологическими изменени­ями, ферментативным дефектом или хромосомной аберрацией.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *