Латексная аллергия

Латекс — эмульсия дисперсных поли­мерных частиц в водном растворе. В природных усло­виях такие эмульсии встречаются в виде млечного сока (молочка), выделяемого различными растениями — моло­чайными, сложноцветными, тутовыми и др. Наибольшее практическое применение имеет натуральный латекс каучу­коносных деревьев, прежде всего бразильской гевеи (Hevea brasiliensis), относящейся к семейству Euphorbiaceae: на ее долю приходится 99% всего латекса.

Эпидемиология латексной аллергии

Латексная аллергия впервые была описана в 1927 г. В последние годы наблюдается значительный рост аллергии к латексу. На увеличение распространенности латексной алллергии влияет расширение использования латекса в производстве и в быту. Больше о различных видах аллергии можно узнать на этом сайте.

Проблема латексной аллергии стала особенно острой в связи с резким ростом численности больных ВИЧ-инфекцией и вирусными гепатитами, который привел к более частому использованию перчаток и других предметов из латекса. По некоторым дан­ным, распространенность латексной аллергии в целом в популяции составляет 1%, у медицинских работников достигает 5-15%, а у лиц со spina bifida — 24-60% .

Аллергены латекса

Латекс является цитоплазмой латицеферов — специали­зированных клеток, функция которых заключается в скле­ивании поврежденных мест. Белки, содержащиеся в этих клетках, представлены в продуктах из натурального латекса. В процессе химической обработки латекс обогащают резис­тентными к теплу белками, что изменяет имеющиеся или придает новые антигенные свойства. Часть из них относят к главным аллергенам, обладающим высокой реактивно­стью, — их выявляют у большинства пациентов с латексной аллергией. Другие аллергены называют малыми — антитела к ним редко обна­руживают в сыворотках крови пациентов.

Выделенные и охарактеризованные к настоящему време­ни белки латекса обладают различной аллергенной актив­ностью как индивидуально, так и у пациентов разных групп риска.

Большинство IgE-связывающих эпитопов отдельных латексных белков могут быть разрушены в условиях высокой температуры, характерной для промышленной технологии; другие могут возникнуть непредсказуемо. Так, было пока­зано, что в процессе производства перчаток из латекса образуется смесь высокомолекулярных агрегатов, повыша­ющих аллергенность латексного белка за счет адъювантного эффекта и низкомолекулярных фрагментов. При этом IgE- связывающая активность всех дериватов главного аллергена была доказана с пулом сывороток крови пациентов со spina bifida .

Сочетание аллергии к латексу с сенсибилизацией к пище­вым продуктам (бананам, киви, авокадо, каштану, папайя, персикам, дыне, картофелю), а также к пыльце трав и деревь­ев получило название «фруктово-латексный синдром». Этот синдром обусловливается антигенной общностью специфи­ческих аллергенов латекса и пищевых/пыльцевых аллерге­нов.

Многие авторы предполагают, что существуют две груп­пы чувствительных к латексу лиц: одна группа первично сенсибилизирована к пыльце и другим продуктам растений и проявляет реактивность к латексу только в серологических реакциях, а другая первично сенсибилизирована к латексу и проявляет реактивность к нему как клинически, так и серологически .

Механизмы развития латексной аллергии

Выделяют три основных типа реакций на латекс:

  • 1)        немедленный, или реагиновый, тип — классический IgE-опосредованный ответ;
  • 2)        замедленный тип — гиперчувствительность замедлен­ного типа (ГЗТ);
  • 3)       ирритантный дерматит неиммунного характера.

При реагиновом типе реакции сенсибилизация чаще всего возникает двумя путями. Первый путь — регулярный контакт кожи (слизистых) с резиновыми изделиями. Кожа является идеальной поверхностью для реализации первич­ного иммунного ответа на экспозицию мультифакторных патогенов. Антиген-представляющие клетки Лангерганса, которые обладают высокой способностью связывать и обра­батывать антиген, мигрируют в регионарные лимфатические узлы; там они представляют антиген Т-клеткам, активируя последние.

Второй путь — ингаляция или заглатывание сорбиро­ванных на порошках аллергенов, т. е. аэрогенная сенсиби­лизация через респираторный или желудочно-кишечный тракт. Аэрогенный путь является основным и реализуется за счет пудры, которой покрывают перчатки для удобства надевания. Пудра состоит из минерального талька или куку­рузного крахмала, что представляет собой своеобразное «транспортное средство» для переноски латексных аллер­генов и является провоцирующим фактором для развития тяжелых аллергических реакций у сенсибилизированных пациентов .

Как правило, у сенсибилизированных лиц развивают­ся явления ринита, конъюнктивита и бронхообструкции. Получены данные о возникновении гранулем в хирургиче­ских ранах из-за использования врачами перчаток, обрабо­танных минеральным тальком или кукурузным крахмалом. IgЕ-зависимый тип реакции может спровоцировать также контактную крапивницу, которая встречается в 20% случаев.

При замедленном типе реакции, как правило, сен­сибилизирующими агентами являются вещества, которые добавляют к латексу в процессе обработки и вакуолизации. К этим веществам относятся акселераторы (такие как тиурамы, карбаматы и тиазолы), антиоксиданты, антиозона­торы. Основными аллергенами в данной группе являются дериваты парафенилендиамина. Активными вулканизиру­ющими агентами, которые инициируют ГЗТ, являются меркаптобензотиазол и тетраметилтиурам. ГЗТ лежит в основе аллергического контактного дерматита, встречающегося в 20% случаев и развивающегося через 24-48-72 часа после контакта с изделиями из латекса .

Ирритантный контактный дерматит наблюдается наиболее часто — приблизительно в 40% случаев. Причинами развития дерматита данного типа являются использование латексных перчаток, неблагоприятное воздействие окружающей среды и индивиду­альные особенности организма. Перчатки, плотно при­легающие к кожным покровам, способствуют окклюзии, что приводит к нарушениям процесса тканевого дыхания, в результате этого развивается сухость кожи с последу­ющим раздражением. К факторам окружающей среды относятся различные химические агенты, содержащиеся в перчатках; асептики и антисептики, используемые для дезинфекции. Развитию ирритантного контактного дерма­тита способствует частое мытье рук. К его формированию могут приводить индивидуальные особенности организ­ма: сопутствующая патология внутренних органов, экзема кистей. Повреждение кожи при таком типе реакций также может способствовать возникновению сенсибилизации к латексным аллергенам.

Подобные реакции, как правило, относятся к проявлени­ям ГЗТ. Они развиваются на те химические вещества, кото­рые добавляют в процессе производства изделия, и могут проявляться зудом, жжением, гиперемией, отеком в местах, непосредственно соприкасающихся с латексными предме­тами.

Возникли вопросы или что-то непонятно? Спросите у редактора статьи - здесь.

У пациентов, которым проводят частую катетеризацию сосудов при повторных операциях и внутривенных введе­ниях препаратов через латексный катетер, сенсибилизация к латексу возможна парентеральным путем.

Следует отметить, что у лиц, страдающих аллергическими заболеваниями, латексная аллергия протекает преимущественно по механиз­мам гиперчувствительности немедленного (IgE-зависимого) типа, а у тех, кто не имеет аллергопатологии, — по механиз­мам замедленного типа.

Как любое аллергическое заболевание, латексная аллергия чаще встреча­ется в группах риска. Группы риска в отношении развития латексной аллергии составляют:

  • работники здравоохранения, профессионально кон­тактирующие с изделиями из латекса (хирурги, гине­кологи, стоматологи, медицинские сестры и другие специалисты);
  • работники резиновой промышленности;
  • работники пищевой промышленности, ввиду наличия общих В-эпитопов у латексных белков и некоторых видов пищи;
  • работники текстильной промышленности, так как в со­став различных синтетических волокон входит нату­ральный латекс;
  • пациенты с атопическими заболеваниями, в первую очередь с поллинозом и пищевой аллергией (к киви, каштанам, авокадо, томатам, арахису, картофелю), а также с экземой кистей рук.

По данным различных авторов, латексная аллергия встречается у таких пациентов с частотой от 3 до 57% . Следует отметить, что сенсибилизация к фруктам может возникать до сенсибилизации к латексу и развиваться параллельно. Приблизительно у половины пациентов с ЛА наблюда­ется аллергия к продуктам растительного происхожде­ния.

Больные, часто или неоднократно подвергающие­ся оперативному или инструментальному вмешатель­ству. К таким лицам можно отнести пациентов со spina bifida, врожденной урогенитальной патологией, церебральным параличом, квадриплегией, муковисцидозом.

Особую группу составляют пациенты с анафилакси­ей, возникшей в ходе оперативного вмешательства, в случаях исключения других этиологических фак­торов.

Во многих работах возраст и пол рассматриваются с позиций влияния на риск возникновения аллергии к латексу. Среди сенсибилизированных лиц подавляющее большинство составляют женщины . Авторы объясняют это преобладанием женщин в общей популяции, а также более частым использованием ими предметов из латекса.

Среди сенсибилизированных к латексу большинство составляют лица молодого возраста, что, по-видимому, свя­зано с их большей занятостью в профессиональных сферах, где имеет место частый контакт с латексом.

Клинические варианты латексной аллергии

Клинические проявления латексной аллергии, развивающиеся по механиз­му реакций немедленного типа, могут возникать в период от нескольких секунд до 24 часов после контакта с латексом и характеризуются симптомами от мест­ных до тяжелых системных реакций (атопический дерматит, локальная и генерализованная крапивница, ангионевротические отеки, риноконъюнктивальный и бронхообструктивный синдромы, анафилактический шок).

В развитии сенсибилизации к латексу большую роль играют аэроаллергены. Так, явления ринита, конъюнкти­вита и бронхообструкции были описаны и у медицинско­го персонала, и у административных работников больниц. Возникновение этих симптомов связывали с проникновени­ем аллергенов натурального латекса через вентиляционные системы, собирающие воздух как из лечебных, так и из адми­нистративных помещений.

Было выявлено, что количество латексных аллергенов в воздухе прямо пропорционально числу использованных перчаток. Диаметр латексных частиц примерно в 80% случаев равнялся 7 рм. Доказано, что частицы такого размера и меньше способствуют возникновению респира­торных и риноконъюнктивальных симптомов . Уровень аллергенов в воздухе был наиболее высоким во время надевания и снятия перчаток и значительно колебался в течение недели, повышаясь в рабочие дни и снижаясь по выходным .

Аллергический контактный дерматит может возникать через 24-48 часов после контакта с изделиями из латекса. Помимо зуда, гиперемии, сухости кожи, чувства жжения, в местах контакта с перчатками возможно появление локаль­ных отеков, крапивницы, экземы.

Описаны случаи возникновения дерматита век у работ­ников гинекологического отделения, которые часто меняли перчатки и при этом не мыли руки. Дерматит развивался после неоднократного касания век руками и предположи­тельно был связан с ускорителями, содержащимися в перчат­ках, или с пудрой, которой они покрываются.

Встречаются реакции на средства контрацепции — кон­домы .

Методы диагностики латексной аллергии

По мнению большинства авторов, для диагностики латексной аллергии очень важен правильно собранный аллергологический анам­нез. Для облегчения сбора анамнеза нередко прибегают к анкетному скринингу.

ЛА диагностируется на основании наличия клинических проявлений, положительного аллергологического анамнеза, выявления латекс-специфических антител (ЛС-АТ) в сыво­ротке крови, положительных кожных тестов с латексным аллергеном, а также положительных провокационных тес­тов .

Установление диагноза латексной аллергии возможно только при наличии не менее чем двух перечисленных выше критериев. Это связано с тем, что, как отмечалось ранее, при отсутствии клинической картины выявление ЛС-АТ может свидетель­ствовать о повышенной чувствительности к пищевым или пыльцевым аллергенам, обладающим антигенным сродством с латексом.

Кожное тестирование является золотым стандартом диа­гностики аллергических заболеваний, его информативность составляет 70-98%. Провокационные тесты (аппликаци­онные, ингаляционные) имеют большое диагностическое значение, однако применяются ограниченно в связи с явной опасностью для больного.

В случаях отсутствия четкой корреляции между жалобами пациентов, клинической картиной заболевания и результа­тами специфической диагностики латексной аллергии рекомендуется тести­рование с реэкспозицией латексного аллергена — перча­точный тест.

Наравне с клиническими методами диагностики исполь­зуются лабораторные методики — так называемые тесты in vitro. К ним относят тест высвобождения гистамина из базофилов цельной крови (в настоящее время является наиболее чувствительным, положительные результаты получены в 93% случаев), радиоаллергосорбентный тест, иммуноблоттинг, тест пролиферации лимфоцитов и некоторые другие .

Подводя итоги, необходимо отметить, что в ближайшем будущем изделия из латекса не утратят своей актуальности в быту и промышленном производстве, а также останутся лучшей защитой от гепатитов и ВИЧ-инфекции. Остается надеяться, что, с учетом опыта и накопленных данных, ла­тексные продукты будут обладать меньшими аллергенными свойствами.

 

 


Статью подготовил и отредактировал: врач-хирург Пигович И.Б.

Полезно:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock detector