медицинский портал

Разделы медицины

  • Информация
    • Акушерство и гинекология
    • Детская хирургия
    • Гастроэнтерология
    • Колопроктология
    • Нейрохирургия
    • Онкология
    • Отоларингология
    • Пластическая хирургия
    • Сосудистая хирургия
    • Травматология и ортопедия
    • Урология
    • Флебология
    • Хирургия
    • Эндокринология
    • Препараты
    • Пациентам

Гиперандрогения

гиперандрогенияГиперандрогения – повышение концентрации мужских половых гормонов у женщин. Гиперандрогенные расстройства можно объяснить чрезмерной секрецией андрогенов яичниками или надпочечниками.

Общие симптомы гиперандрогении

Характерные признаки гиперандрогении могут варьировать от умеренного нежелательного излишнего оволосения и акне до алопеции (облысения), чрезмерного гирсутизма, маскулинизации и вирилизации. Гирсутизм характеризуется оволосением, подобным мужскому, что связано с преобразованием пушковых волос в терминальные в таких областях, как лицо, грудь, живот, верхняя часть бедер. К признакам маскулинизации относят потерю жира в организме женщины и уменьшение размера груди. Вирилизация заключается в присоединении височного облысения, снижении тембра голоса и увеличении клитора в ответ на любое предшествующее избыточное влияние мужского гормона при гиперандрогении у женщин.

Гиперандрогенные расстройства делят на функциональные и неопластические расстройства надпочечников или яичников.

Причины гиперандрогении

  • Болезни надпочечников: гиперплазия надпочечников; синдром Кушинга; аденома, карцинома надпочечников.
  • Болезни яичников: поликистоз яичников; HAIR-AN-синдром.
  • Опухоли яичников: клеток Сертоли-Лейдига; хилусных клеток; опухоли липоидных клеток.
  • Идиопатический гирсутизм.

Врожденная гиперплазия надпочечников

ВГН – общее понятие, используемое для описания различных расстройств, возникающих вследствие врожденной ферментной недостаточности надпочечников, сопровождающихся сверхсинтезом стероидов. Наиболее распространенная причина ВГН – дефицит 21-гидроксилазы. ВГН представлена спектром расстройств, начиная с тяжелых форм солевого истощения до вирилизации и неклассической ВГН. И солевое истощение, и простую вирилизацию называют классическими формами гиперандрогении у женщин, поскольку их симптомы (например, потеря соли или гермафродитные гениталии у новорожденных девочек) заметны при рождении или возникают вскоре после него. С другой стороны, существует неклассическая форма, называемая поздно наступившей обычно манифестирующая при половом созревании или позднее. У таких пациентов отсутствуют аномалии гениталий при гиперандрогении, но могут развиться гирсутизм, акне, а также овуляторные и менструальные расстройства.

Поскольку 21-гидроксилаза отвечает за превращение 17-гидроксипрогестерона в 11-дезоксикортизол, ее дефицит приводит к чрезмерному накоплению 17-гидроксипрогестерона. В результате обнаруживают повышение 17-гидроксипрогестерона в крови, а также усиление синтеза андростендиона и тестостерона в Д4-метаболическом пути. Заболевание гиперандрогенией наследуется по аутосомно-рецессивному типу.

Синдром Кушинга

Другое серьезное заболевание надпочечников, приводящее к чрезмерной продукции андрогена и гиперандрогении, – синдром Кушинга, или стойкий гиперкортицизм. К характерным кушингоидным признакам относят ожирение туловища, лунообразное лицо, артериальную гипертензию, склонность к образованию синяков, нарушение толерантности к глюкозе, потерю мышечной массы, остеопороз, стрии на коже живота, отложение жира в надключичной области и на задней поверхности шеи. Возможно обнаружение других признаков: гирсутизма, акне, нерегулярных менструаций. Указанное расстройство может развиваться при кортизолпродуцирующей опухоли надпочечников или АКТГ-продуцирующей аденоме гипофиза (болезни Кушинга). Оно может быть редкой причиной нарушения менструальной функции при гиперандрогении у женщин.

Опухоли надпочечников

Опухоли надпочечников, приводящие к гиперандрогении, при отсутствии симптомов и признаков избытка глюкокортикоидов возникают крайне редко. Аденомы, синтезирующие только андрогены, как правило, выделяют большое количество ДГЭАС. Карцинома надпочечников может синтезировать большое количество глюкокортикоидов.

Синдром поликистозных яичников

Около 6% женщин репродуктивного возраста страдают СПКЯ. Это хроническое заболевание, характеризующееся ановуляцией либо олигоовуляцией с клиническими или лабораторными признаками гиперандрогении, а также отсутствием симптомов какого-либо другого патологического состояния. Как правило, оно развивается при половом созревании. Существует наследственная предрасположенность к возникновению СПКЯ. У родственниц первого поколения вероятность развития СПКЯ увеличена.

Наиболее распространенные симптомы СПКЯ: гирсутизм (90%), менструальные нарушения (90%) и бесплодие(75%). Возникновение гирсутизма у женщин, использовавших комбинированные гормональные контрацептивы на протяжении большей части своей жизни, и женщин азиатского происхождения менее вероятно. Многие пациентки с СПКЯ страдают абдоминальным ожирением, распространенность гиперандрогении широко варьирует в зависимости от страны происхождения женщины. В США отмечают самую высокую распространенность ожирения среди женщин, страдающих СПКЯ (около 60%).

В яичниках большинства больных обнаруживают множество неактивных фолликулярных кист с задержкой развития фолликулов на срединно-антральной стадии. Кисты локализуются в периферической части коркового слоя яичника. Строма яичников гиперплазирована и обычно содержит островки лютеинизированных тека-клеток, продуцирующих андрогены. Приблизительно у 20% женщин с нормальным гормональным статусом также можно обнаружить поликистоз яичников.

Гиперандрогения у женщин при СПКЯ возникает в результате избыточного синтеза мужских половых гормонов яичниками и часто надпочечниками. Патофизиологические основы гиперандрогении при СПКЯ неизвестны. У больных обнаруживают повышенную частоту выброса лютропина, обычно приводящую к увеличению концентрации этого гормона в кровотоке. Вероятно, это связано с повышением секреции ГнРГ гипоталамусом и увеличением чувствительности к нему гипофиза.

Подъем содержания лютропина способствует секреции андрогенов тека-клетками, что повышает концентрацию вырабатываемых яичником андростендиона и тестостерона. Это, в свою очередь, вызывает атрезию многих развивающихся фолликулов и часто препятствует развитию доминантного или преовуляторного фолликула. Превращение андрогенов в эстрогены при гиперандрогении на периферии приводит к повышению концентрации эстрогенов (по сравнению с таковым в начале фолликулярной фазы), подавляющему высвобождение ФСГ из гипофиза. Все это вызывает нарушение нормального функционирования яичника, поэтому в середине цикла не происходит выброса лютропина и возникает ановуляция при гиперандрогении у женщин. У некоторых пациенток, страдающих СПКЯ, обнаруживают избыточный синтез андрогенов и надпочечниками, и яичниками. Механизм развития избыточной продукции андрогенов надпочечниками при СПКЯ неизвестен.

При СПКЯ существует взаимосвязь между аномальной продукцией андрогенов, инсулинорезистентностью и гиперинсулинемией. Примерно у 60-70% больных СПКЯ снижается чувствительность к инсулину, возникает его гиперсекреция. Гиперинсулинемия связана с прямой стимуляцией продукции инсулина тека-клетками, что приводит к секреции андрогенов. Повышение концентрации андрогенов и инсулина при СПКЯ также способствует снижению синтеза печенью глобулина, связывающего половые гормоны, и его секреции. При этом содержание свободного тестостерона может значительно увеличиваться, хотя повышение концентрации общего тестостерона будет умеренным или незначительным. Таким образом, выраженность соматических симптомов гиперандрогении при СПКЯ зависит от содержания общего тестостерона.

В долгосрочной перспективе инсулинорезистентность, связанная с СПКЯ, может привести к увеличению риска метаболического синдрома при гиперандрогении у женщин (диабета и болезней сердца). Действие эстрогенов при гиперандрогении может привести к гиперплазии эндометрия, а иногда и к его раку.

Диагноз СПКЯ продолжает оставаться несколько сомнительным в связи с несогласованностью диагностических критериев. СПКЯ считают диагнозом исключения. Кроме того, это синдром, а не особая и легко диагностируемая болезнь. Европейское сообщество человеческой репродукции и эмбриологии определяет СПКЯ как синдром, при котором у пациентов отмечают нерегулярную овуляцию, обычно сопровождающуюся олигоменореей, гиперандрогению или поликистоз яичников при исключении других причин развития этих симптомов.

Гиперандрогенная инсулинорезистентность с синдромом черного акантоза

Гиперандрогения с синдромом черного акантоза (HAIR-AN-синдром) – наследственное гиперандрогенное заболевание, характеризующееся тяжелой инсулинорезистентностью, отличной от таковой при СПКЯ. При HAIR-AN-синдроме обнаруживают чрезвычайно высокую концентрацию циркулирующего инсулина (базальное содержание – более 80 МЕ/мл, после приема внутрь глюкозы – более 500 МЕ/мл), связанную с тяжелой инсулинорезистентностью. Поскольку инсулин – гормон, обладающий митогенной активностью, его крайне высокое содержание приводит к гиперплазии базального слоя эпидермиса кожи, что вызывает развитие черного акантоза – гиперпигментации складок кожи. Кроме того, в результате действия инсулина на тека-клетки яичников у многих больных HAIR-AN-синдромом обнаруживают их гиперплазию. У пациенток с этим заболеванием возможно развитие тяжелой гиперандрогении и даже вирилизации. Кроме того, эти женщины подвергаются значительному риску развития дислипидемии, диабета 2-го типа, артериальной гипертензии, сердечно-сосудистых заболеваний. Таких больных особенно трудно лечить, хотя перспективным считают использование длительно действующих аналогов ГнРГ.

Новообразования яичников

Андрогенпродуцирующие опухоли яичников регистрируют примерно у одной из 500 женщин, страдающих гирсутизмом. В их состав входят клетки Сертоли-Лейдига, хилусные и липоидные клетки. Вирилизация при гиперандрогении сопровождается гиперплазией стромы окружающих негормонпродуцирующих новообразований яичника. К таким опухолям относят кистозные тератомы, опухоли Бреннера, серозные цистаденомы и опухоли Крукенберга.

Идиопатический гирсутизм

У некоторых женщин гирсутизм выражен в легкой или средней степени и не сопровождается повышением концентрации андрогенов в крови. Это состояние называют идиопатическим гирсутизмом, также ошибочно обозначают термином «конституциональный гирсутизм». Идиопатический гирсутизм при гиперандрогении у женщин может развиваться из-за усиления тканевого превращения тестостерона в биологически более активный ДГТ. Почти все заболевания, приводящие к гирсутизму (например, СПКЯ, HAIR-AN-синдром или ВГН), имеют наследственное происхождение. Истинный гирсутизм редко бывает конституциональным и почти всегда указывает на преимущественно андрогенное расстройство у женщин.

Диагностика

Анамнез: функциональные расстройства, такие как СПКЯ или поздно наступившая ВГН, обычно впервые возникают во время периода полового созревания и имеют тенденцию к медленному прогрессированию. При подобных расстройствах симптомы избыточного влияния андрогенов развиваются через несколько лет. В отличие от них, опухолевые заболевания могут возникать в любое время. Чаще они развиваются после достижения половой зрелости и начинаются внезапно. Гиперандрогения прогрессирует стремительными темпами, и зачастую этому предшествует вирилизация. Иногда регистрируют сочетание с функциональными расстройствами. Так, у 15% пациентов с HAIR-AN-синдромом обнаруживают симптомы вирилизации при гиперандрогении, в частности тяжелый гирсутизм, височное облысение и даже некоторое увеличение клитора.

Физикальное обследование

Следует оценить степень выраженности гиперандрогении, гирсутизма, акне или андрогенной алопеции и пропальпировать щитовидную железу. Пациентов следует активно расспрашивать о чрезмерном оволосении лица, поскольку они могут скрывать гирсутизм, регулярно делая эпиляцию, и стесняться добровольно предоставить информацию. Следует обращать внимание на кушингоидные признаки. Черный акантоз часто указывает на инсулинорезистентность и гиперинсулинемию. С помощью бимануального гинекологического исследования можно обнаружить увеличение яичников при гиперандрогении у женщин. Асимметричное увеличение, связанное с резким наступлением вирилизации, может свидетельствовать о редкой андрогенпродуцирующей опухоли.

Лабораторные обследования при гиперандрогении

Лабораторное исследование у пациентов с вирилизацией и/или выраженным гирсутизмом выполняют главным образом в целях исключения серьезных заболеваний.

Измерение базальной концентрации 17-гидроксипрогестерона позволяет исключить недостаточность 21-гидроксилазы при ВГН. При содержании этого гормона более 2 нг/мл АКТГ-стимуляционный тест, при котором определяют концентрацию 17-гидроксипрогестерона, считают основным методом диагностики. При подозрении на синдром Кушинга следует провести либо измерение суточного содержания свободного кортизола в моче, либо супрессивную пробу с дексаметазоном. Последний тест при гиперандрогении заключается в приеме внутрь на ночь дексаметазона в дозе 1 мг с последующим определением натощак в 8 ч утра концентрации кортизола в крови (нормальный показатель – менее 5 г/дл).

Измерение содержания пролактина и ТТГ позволяет исключить гиперпролактинемию и дисфункцию щитовидной железы. Для пациентов с неявными признаками гиперандрогении может быть полезной оценка концентрации общего и свободного тестостерона, ДГЭАС в крови. Содержание ДГЭАС более 7000 нг/мл или общего тестостерона свыше 200 нг/дл дает основание заподозрить андрогенпродуцирующую опухоль надпочечников или яичников. Тем не менее наилучшим показателем этого заболевания, насколько бы редким оно не было, служат клинические симптомы. Признаки вирилизации присутствуют у 98% больных с опухолями независимо от концентрации тестостерона при гиперандрогении у женщин.

УЗИ органов малого таза для исключения опухоли яичника следует выполнять при любых факторах риска. Андрогенпродуцирующие опухоли надпочечников можно обнаружить с помощью КТ или МРТ. Если клинические или лабораторные результаты свидетельствуют об андрогенпродуцирующей опухоли при гиперандрогении и ее локализацию невозможно определить с помощью томографических методов исследования, проводят селективную венозную катетеризацию и измерение концентрации андрогенов в венозной крови от каждого надпочечника и яичника.

У больных, страдающих СПКЯ и HAIR-AN-синдромом, следует оценивать метаболический статус. Хотя измерения содержания глюкозы при гиперандрогении достаточно для массового обследования на диабет, у больных с СПКЯ для тщательной проверки следует определить толерантность к глюкозе. У лиц старше 35 лет, молодых пациентов с признаками метаболических нарушений (например, с HAIR-AN-синдромом), следует определять концентрацию липидов в крови.

Лечение

При выборе лечения гиперандрогении следует руководствоваться этиологией заболевания, тяжестью клинических симптомов и желанием пациента. В редких случаях при опухоли яичников или надпочечников рекомендуют ее удаление хирургическим путем. У женщин в пременопаузе при опухоли яичника достаточно односторонней сальпингоовариэктомии (удаления яичника с маточной трубой), что позволяет сохранить детородную функцию. Лечение женщин в постменопаузе состоит в тотальной абдоминальной гистерэктомии и двусторонней сальпингоовариэктомии. У пациенток с синдромом Кушинга проводят хирургическое удаление источника(опухоли надпочечников или гипофиза), избыточно продуцирующего кортизол или АКТГ.

Безусловно, СПКЯ – наиболее распространенное функциональное заболевание яичников, вызывающее гиперандрогению, и тактика ведения СПКЯ зависит от описания заболевания пациентом и его желания. Лечение гирсутизма у больных с СПКЯ заключается в подавлении функции яичников. Обычно этого достигают приемом комбинированных ОК. При лечении эстрогенами и прогестероном происходит подавление высвобождения гонадотропинов (ФСГ и лютропина), что способствует уменьшению гиперпродукции тестостерона и андростендиона яичниками. Эстрогены также стимулируют синтез глобулина, связывающего половые гормоны, что снижают концентрацию свободного тестостерона.

Для эффективного лечения гирсутизма при гиперандрогении дополнительно назначают блокаторы андрогенов. Спиронолактон – наиболее часто используемый препарат для лечения гиперандрогении и гирсутизма у женщин в США. Этот антагонист альдостерона конкурентно связывается с тестостероном, оказывая прямой антиандрогенный эффект на ткани-мишени. Кроме того, спиронолактон влияет на стероидные ферменты и снижает производство тестостерона. Поскольку этот препарат от гиперандрогении у женщин – антагонист альдостерона, возможно повышение концентрации калия в крови. К другим препаратам, блокирующим связывание андрогенов с их рецепторами, относят флутамид и ципротерон, тогда какфинастерид угнетает превращение тестостерона в его более активный метаболит – ДГТ. Для достижения косметического улучшения может потребоваться до 6 мес, а максимальный эффект развивается в течение двух лет.

Подавление избыточного производства андрогенов или их действия обычно препятствует дальнейшему росту волос, но причина, вызывающая гирсутизм, исчезает не сразу. Для получения хорошего косметического результата при гиперандрогении обычно требуется удаление нежелательных волос на некоторых участках в сочетании с биохимическим лечением. Местные методы при гиперандрогении включают бритье, применение крема для удаления волос, электролиз и лазерное удаление волос. Удалять отдельные волоски не следует, так как это может стимулировать развитие окружающих волосяных фолликулов.

Все пациентки, страдающие гиперандрогенией, СПКЯ и хронической ановуляцией, подвергаются риску рака эндометрия. Именно поэтому при лечении женщин, не принимающих комбинированные ОК, следует всегда планировать отмену приема прогестининдуцирующих средств для защиты эндометрия и снижения риска. В этих целях рекомендуют прием внутрь медроксипрогестерона в дозе 10 мг ежедневно, микронизированного прогестерона по 100 мг 2 раза/день или норэтиндрона 5 мг ежедневно 12-14 дней через месяц.

Инсулинорезистентность и гиперандрогения у многих пациенток, страдающих СПКЯ, могут влиять на риск диабета и, возможно, сердечно-сосудистых заболеваний. У женщин с СПКЯ отмечают тенденцию к повышению холестерина. Кроме того, у них высок риск развития артериальной гипертензии при гиперандрогении. Таким образом, пациенткам с СПКЯ и хронической ановуляцией следует давать рекомендации по снижению массы тела, питанию, физической активности и другим изменениям образа жизни, что позволит снизить риск диабета.

Пациенткам с функциональной надпочечниковой гиперандрогенией (например, с ВГН) назначают глюкокортикоиды (например, дексаметазон 0,25 мг перед сном через день). Многим из этих женщин также требуются препараты, подавляющие секрецию андрогенов яичниками. Для этого назначают комбинированные ОК и антиандрогены.

Видео:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Купить другую книгу из каталога

Медицинский сайт Surgeryzone

© 2010  
Информация не является указанием для лечения. По всем вопросам обязательна консультация врача.
Создание сайта: веб-студия "Квітка на камені"