медицинский портал

Разделы медицины

  • Информация
    • Акушерство и гинекология
    • Детская хирургия
    • Гастроэнтерология
    • Колопроктология
    • Нейрохирургия
    • Онкология
    • Отоларингология
    • Пластическая хирургия
    • Сосудистая хирургия
    • Травматология и ортопедия
    • Урология
    • Флебология
    • Хирургия
    • Эндокринология
    • Препараты
    • Пациентам
▼ Я покупаю ссылки здесь ▼

Губчатые энцефалопатии

Пост опубликован: 08.07.2014

Трансмиссивные губчатые энцефалопатии пред­ставляют собой медленные инфекции нервной системы. Губчатые энцефалопа­тии человека включают, по меньшей мере, четыре болезни: куру, болезнь Крейтцфельдта-Якоба (подразделяется на спорадическую, семейную, ятрогенную и новую или вариантную), синдром Герстманна—Штросслера—Шейнкера и фатальную бессонницу (семейную и еще более редкую спорадическую).

Губчатые энцефалопатии по­ражают также животных; самые известные заболе­вания этой группы — скрепи(наблюдается у овец), бычья губчатая энцефалопатия,или коровье бе­шенство(наблюдается у крупного скота), и хроническая изнуряющая болезнь(встречается у оленей и лосей в некоторых частях США и Кана­ды). Клинические и морфологические проявления всех губчатых энцефалопатий сходны. Данные заболевания имеют очень продол­жительный бессимптомный период (по меньшей мере, год), длятся несколько месяцев и более; ви­димые проявления болезни (хотя и не инфекцион­ного характера) ограничиваются ЦНС. Наиболее заметным морфологическим проявлением всех трансмиссивных губчатых энцефалопатий служит выраженная губчатая деге­нерация коры головного мозга.

Этиология

Все эти болезни передаются восприимчивым животным при введении тканей больных. Хотя возбудители размножаются в некоторых культурах клеток, они не достигают столь высоких титров, которые вы­являются в тканях головного мозга, и не вызывают видимого цитопатического эффекта. Большинство исследований трансмиссивных губчатых энцефа­лопатий было выполнено in vivo, доказательством наличия возбудителя и его интактности служило появление у животного типичных неврологических расстройств. Введение восприимчивому животно­му небольшого количества возбудителей прионов через несколько месяцев приводило к накоплению в тканях боль­ших количеств возбудителя с теми же физическими и биологическими свойствами. Возбудители транс­миссивных губчатых энцефалопатий чрезвычайно устойчивы к разнообразным химическим и физи­ческим воздействиям, что нехарактерно для возбу­дителей других инфекций. Данное отличие, а также частичная чувствительность к веществам, разру­шающим белки, и постоянная связь с аномальным белком амилоида привели к созданию гипотезы, согласно которой возбудители, вероятно, меньше виру­сов по размерам, состоят из белков, лишены ну­клеиновых кислот.

В 1982 г. С. Б. Прузинер предложил для подоб­ных возбудителей термин «прион» (от proteinaceous infectious agent — белковая инфекционная части­ца). Прионовая гипотеза в своей наиболее совре­менной форме предполагает, что молекулярный механизм, с помощью которого распространяется специфическая для возбудителя информация, за­ключается в самореплицирующихся изменениях пространственной структуры белков организма хо­зяина, которые связаны с переходом от структуры с множеством а-спиралей в первоначальной конформации, чувствительной к протеазам, к струк­туре, богатой Р-складчатыми слоями, устойчивой к протеазам и обладающей инфекционностью. Чтобы объяснить некоторые находки, не укладывающиеся в данную гипотезу, предположили существование второго белка («белка X»), который кодируется ор­ганизмом хозяина и участвует в трансформации.

Прионную гипотезу признали большинство уче­ных, и в 1997 г. Прузинер был награжден Нобелев­ской премией. Но не все согласны, поскольку теория базируется на постулированном геномоподобном кодирующем механизме, основан­ном на различиях в пространственной структуре белка, что не было удовлетворительно объяснено на молекулярном уровне. Однако данной гипо­тезой до сих пор объясняют выявление множе­ства биологических штаммов прионов, хотя были обнаружены специфичные для каждого штамма различия в аномальных формах прионного белка (РгР) и было предположено, что они являются мо­лекулярной основой кодирования. Она не способна объяснить, почему чистый РгР, без примеси ДНК незараженного организма не может служить пере­носчиком типичной губчатой энцефалопатии, вы­зываемой последовательно саморазмножающимся возбудителем. Если в конце концов будет доказано, что возбудители состоят только из белка, без какой-либо нуклеиновой кислоты, тогда термин «прион» и в самом деле будет соответствующим. Если же будет доказано, что возбудители содержат малые геномы из нуклеиновой кислоты, тогда, воз­можно, их лучше считать атипичными вирусами (для них предложен термин «вирино»). Пока реальная молекулярная структура возбуди­телей инфекционных губчатых энцефалопатий, наличие или отсутствие нуклеиновой кислоты не будут точно установлены, представля­ется, что менее спорным будет по-прежнему назы­вать их возбудителями трансмиссивных губчатых энцефалопатий.

Первое доказательство того, что губчатые энцефалопатии связаны с аномаль­ными белками, было морфологическим: в экс­трактах тканей различных больных и животных с губчатыми энцефалопатиями были выявлены скрепи-ассоциированные фибриллы (SAF), которые отсутствовали в нормальных тканях. Скрепи-ас­социированные фибриллы похожи на фибриллы амилоида, которые накапливаются в головном моз­ге при болезни Альцгеймера. Было доказано, что компонентом скрепи-ассоциированных фибрилл служит группа антигенно родственных, устойчи­вых к протеазам белков, ныне обозначаемых как PrP-st (scrapie-typeprion protein— прионный белок типа скрепи) или PrP-res (protease-resistantprion protein — прионный белок, устойчивый к протеа­зам).Также было доказано, что данные белки при­сутствуют в амилоидных бляшках, обнаруженных в головном мозге людей и животных, умерших от трансмиссивных губчатых энцефалопатий.

Не совсем ясно, что собой представ­ляют аномальные РгР: завершенные инфекцион­ные частицы, служащие возбудителями энцефалопатий, или компонент данных частиц, или просто патологический белок макроорганизма, который обычно не удается отде­лить от настоящего инфекционного начала совре­менными методами. Демонстрация того, что РгР кодируется нормальными генами макроорганизма, свидетельствует в пользу последнего предположе­ния. Однако результаты нескольких исследований доказывают, что специфическая для возбудителя патологическая информация может передаваться и воспроизводиться посредством различных кон­формаций белка с той же первичной аминокислот­ной последовательностью в отсутствие специфич­ной для возбудителя нуклеиновой кислоты. Каково бы ни было отношение РгР к действительным ин­фекционным частицам трансмиссивных губчатых энцефалопатий, ясно, что РгР играет центральную роль в инфекции, поскольку нормальный прион­ный белок должен экспрессироваться у мышеи, если он необходим для приобретения губчатой энцефалопатии или для поддержания репликации возбудителей.

РгР представляют собой гликопротеиды; устой­чивые к протеазам РгР обладают физическими свойствами белков амилоида. РгР нескольких ви­дов животных очень близки по своим аминокис­лотным последовательностям и антигенности, однако структура их не идентична. Первичная струк­тура РгР кодируется макроорганизмом, и на нее не влияет источник инфекционного начала, которое провоцирует его формирование. Функция распро­страненного повсеместно белка-предшественника РгР, чувствительного к протеазам, в нормальных клетках не­известна; он связывает медь, может играть некую роль в нормальной синаптической передаче, но не является необходимым для жизни или относитель­но нормальной функции ЦНС. Как уже отмеча­лось, экспрессия РгР несомненно нужна как для развития скрепи, так и для размножения возбуди­теля у мышей. Степень гомологии аминокислотных последовательностей между РгР, принадлежащим различным видам животных, может соотноситься с видовым барьером, от которого зависит воспри­имчивость животных одного вида к инфекции, вы­званной возбудителем трансмиссивной губчатой энцефалопатии, адаптированного к размножению у других видов.

Попытки найти в тканях головного мозга че­ловека и животных, умерших от трансмиссивных губчатых энцефалопатий, частицы, которые на­поминали бы вирусы или вирусоподобных воз­будителей, в целом были безуспешными. В тонких срезах инфицированных тканей головного мозга были обнаружены особые тубуловезикулы, однако не последовало доказательства, что данные структуры связаны с инфекционностью.

Было заявлено, что в основе еще двух заболе­ваний человека — семейной болезни Альцгеймера взрослых и болезни Альперса детей младшего воз­раста — могут лежать инфекции, возбудители ко­торых сходны с возбудителями губчатых энцефа­лопатий. Болезнь Альперса проявляется эпилеп­тическими припадками, гемиатрофией и губчатым состоянием серого вещества головного мозга. По­пытки подтвердить упомянутые заявления успеха не имели.


Статью подготовил и отредактировал: врач-хирург Пигович И.Б.

Видео:

Полезно:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Купить другую книгу из каталога

Медицинский сайт Surgeryzone

© 2010  
Информация не является указанием для лечения. По всем вопросам обязательна консультация врача.




Adblock detector