медицинский портал

Разделы медицины

  • Информация
    • Акушерство и гинекология
    • Детская хирургия
    • Гастроэнтерология
    • Колопроктология
    • Нейрохирургия
    • Онкология
    • Отоларингология
    • Пластическая хирургия
    • Сосудистая хирургия
    • Травматология и ортопедия
    • Урология
    • Флебология
    • Хирургия
    • Эндокринология
    • Препараты
    • Пациентам

Мастит у кормящей матери

Мастит у кормящей матери это воспалительный процесс в ткани молочной железы при кормлении.

Частота маститов, вычисляемая по отношению к числу родоразрешений, колеблется в широких пределах: по данным родовспомогательных учреждений, она составляет 0,45— 0,5%, но так как значительная часть маститов у кормящих матерей развивается после выписки из родильного дома, то их истинная частота достигает 3—6%.

Как и трещины соска, маститы встречаются вдвое чаще у первокормящих по сравнению с кормившими многократно. По данным большинства врачей, правая молочная железа поражается чаще левой, что объясняется более затруднительным сцеживанием молока из этой железы. Лактационные маститы развиваются чаще в верхней половине молочной железы, чем в нижней, и в наружной, чем во внутренней.

Как возникает мастит у кормящей?

Чаще всего причиной мастита и возбудителем инфекции является стафилококк, иногда стрептококк и изредка гонококк или пневмококк. При исследовании молока у здоровых кормящих женщин в большинстве случаев удается обнаружить присутствие стафилококков и некоторых других бактерий. Часть из них попадает в посев случайно из кожи сосковой зоны или другим путем, однако обнаружение их в молоке из глубоких отделов железы после продолжительного сцеживания дает основание думать, что в молоке содержатся микробы, но в большинстве своем непатогенные, которые становятся патогенными лишь при известных условиях.

Возможны три пути проникновения бактерий в систему молочных ходов и окружающие их ткани: гематогенный, галактогенный и лимфогенный. Хотя возможность проникновения бактерий в молочные ходы из кровяного русла можно считать доказанной фактом выделения туберкулезных бацилл из молока коров, больных туберкулезом, тем не менее гематогенный путь проникновения инфекции наблюдается весьма редко.

Обычно в основе возникновения гнойного мастита лежит проникновение инфекции через лимфатические пути, молочные ходы. Спор, какой из путей — лимфогенный или галактогенный — имеет большее значение в возникновении гнойного мастита, является в известной мере беспредметным, так как инфекция может проникать и по тому, и по другому пути, быстро переходя из одного в другой. Наличие же в коже и в концевых отделах молочных протоков бактерий является установленным фактом, а частые травмы соска и околососковой зоны во время кормления — от мелких повреждений в виде нарушения целости эпидермиса до трещины и глубоких дефектов — создают возможность распространения инфекции по лимфатическим путям на паренхиму молочной железы и окружающую соединительную ткань.

Не лишено некоторого основания и утверждение В, что всякому маститу предшествует так называемый галактофорит— воспаление млечного выводного протока. Хотя многие считают галактофорит вторичным явлением, не подлежит сомнению, что развивающееся в результате такого галактофорита, первичного или вторичного, нарушение проходимости протока и задержка молокоотделения из системы разветвления одного или нескольких молочных протоков приводят к застою инфицированного молока в расширенных ходах и к местному нарушению кровообращения и лимфооттока.

Важная роль в развитии мастита прнадлежит общему состоянию организма, его общей реактивности и местной реактивности молочной железы. В частности, всякого рода общие нарушения, например связанные с задержкой стула, а также расстройства местного кровообращения вследствие неправильного положения молочной железы, перегиба, сдавления ее одеждой способствуют развитию мастита. Трещины, экскориации соска и околососковой зоны часто являются воротами для инфекции, проникающей в глубину и получающей свое дальнейшее развитие на благоприятной почве в связи с застоем молока и нарушением кровообращения и лимфооттока. В основе большинства маститов у кормящих матерей лежит распространение инфекции по лимфатическим путям из явных или скрытых повреждений сосков.

Значение загрязнения руками, одеждой во время кормления и сцеживания молока, роль глубоких повреждений тканей при насильственных попытках сцеживания руками не должны быть недооцениваемы. Наконец, некоторые допускают возможность внесения инфекции изо рта младенца, нередко довольно рано содержащего бактерии вследствие недостаточного соблюдения правил гигиены.

Изредка мастит может возникнуть и у некормящих женщин в результате травмы или проникновения инфекции в железу из расчесов при чесотке.

Виды мастита у кормящих матерей

Патологоанатомически следует различать:

  • острое воспаление молочной железы;
  • абсцесс;
  • паренхиматозный, или интерстициальный, мастит;
  • гангренозный мастит.

Разделение гнойных маститов у кормящих матерей на паренхиматозные и интерстициальные основано на предположении о первичном инфекционном поражении в первом случае долек железы по ходу молочных протоков и о проникновении инфекции во втором случае по лимфатическим путям в межуточную ткань и о ее первичном воспалении. Однако такое различие в путях инфекции и в поражении компонентов железы может быть обнаружено лишь в самом раннем периоде воспаления. В дальнейшем наступающее расплавление паренхиматозной ткани долек или межуточной ткани ведет к слиянию очагов расплавления и к образованию одной, а нередко и множества гнойных полостей.

Симптомы мастита у кормящих матерей

Клиника острых маститов находится в зависимости от локализации, степени распространения и характера воспалительных изменений. Принято различать:

  • поверхностные (премаммарные) маститы у кормящих
  • интрамаммарные (интерстициальные и паренхиматозные)
  • ретромаммарные

По характеру течения можно делить маститы у кормящих матерей на серозные, гнойные (абсцедирующие и флегмонозные), инфильтративные и гангренозные.

Острый серозный мастит у кормящих матерей начинается обычно с набухания, нерезких болей. Эти нерезко выраженные симптомы, не сопровождающиеся подъемом температуры, относят за счет нагрубания желез и застоя молока. В дальнейшем, однако, начинается быстрый подъем температуры до 40°, появляются боли стреляющего, дергающего характера, иногда локализованные, иногда более разлитые. К этому времени выявляется болезненное уплотнение без ясных границ, нередко с гиперемией кожи над ним. Вся молочная железа становится более напряженной, чувствительной при пальпации. Развивается слабость, пропадает аппетит, нарушается сон, нередки жалобы на головную боль, ознобы. Отмечается нарастание числа лейкоцитов (до 10 000 и более) и ускоренная РОЭ. Параллельно с этим усиливается гиперемия кожи над пораженным участком, выявляются признаки острого лимфангита. К этому нередко присоединяется увеличение подмышечных лимфатических узлов, ощупывание которых болезненно. В течение короткого срока (1—3 дня) мастит у кормящей матери под влиянием лечения может затихнуть и явления лимфангита могут исчезнуть. В других случаях происходит некоторое отграничение процесса системой 1—2 молочных протоков, которые в силу закупорки свернувшимся молоком и слущившимися выстилающими клетками выключаются из функции.

Ребенок весьма неохотно и недостаточно отсасывает молоко груди с маститом у кормящей матери, а задержка в последней молока еще больше увеличивает напряжение в железе и ухудшает течение заболевания.

Ограниченный серозный мастит у кормящих матерей может перейти в абсцедирующий. Тогда наряду с ухудшением состояния, высокой температурой, достигающей 39—40°, потерей аппетита развиваются значительная болезненность молочной железы, гиперемия, а иногда отечность покровов. Инфильтрат в молочной железе при мастите, вначале твердый, в дальнейшем размягчается в центре, где обнаруживается флюктуация. Нередко наблюдается несколько абсцессов, могущих в дальнейшем сливаться в большую гнойную полость. Колебания температуры при мастите, ознобы, общая слабость, лейкоцитоз до 12000 со сдвигом формулы влево и ускоренной РОЭ держатся обычно до вскрытия абсцесса и эвакуации гноя. Поверхностно расположенный инфильтрат сравнительно скорее разрешается и нередко заканчивается самопроизвольным вскрытием через истонченный покров. Глубжележащие инфильтраты изредка вскрываются в крупный молочный проток с вытеканием гноя через сосок. Ретромаммарные абсцессы вначале вызывают мало изменений со стороны молочной железы, но иногда переходят на молочную железу и образуют как бы двойную полость — в молочной железе и позади нее.

Нередко воспалительный процесс при мастите у кормящей матери распространяется по рыхлым соединительнотканным прослойкам на большую часть железы; образуются многочисленные гнойные очаги. Процесс принимает характер панмастита или флегмонозного мастита. Последние протекают весьма тяжело, сопровождаясь высокой температурой, ознобом, отеком всей железы, иногда с лимфангитом и лимфаденитом, и гибелью части паренхимы груди. Состав крови резко изменяется, лейкоцитоз доходит до 15000 — 20000 при значительном сдвиге влево.

Некоторые выделяют особую форму инфильтративного мастита у кормящих матерей с острым началом с подъемом температуры, гиперемией покровов, отеком и болезненностью всей железы. Через 3 дня явления стихают и температура снижается, оставаясь в течение некоторого времени субфебрильной. Сравнительно долго при мастите сохраняется болезненность и некоторая пастозность железы с резким понижением молокоотделения. В конце концов, чаще всего наступает рассасывание инфильтрата, но обычно с потерей лактационной функции железы. Такие формы бывают после рентгенотерапии острых маститов. Их следует отличать от простого застоя молока.

Гангренозные маститы наблюдаются редко и возникают в результате множественных тромбозов кровеносных сосудов, при тяжелой инфекции, идущей с обширным некрозом тканей железы. Кожа над железой приобретает темно-багровый цвет, черноватого оттенка. При разрезе железы истекает сукровично-ихорозная жидкость. Течение гангренозного мастита тяжелое, заканчивающееся отторжением большей части молочной железы, иногда гибелью больной.

Диагностика острых маститов у кормящей матери обычно не представляет труда благодаря наличию быстро развивающихся симптомов — болей, подъемов температуры и местной гипертермии, отечности, иногда гиперемии покровов. В начальном периоде приходится дифференцировать между простым, преходящим застоем молока и развивающимся маститом. Впрочем, нередко застой сопровождается маститом. Возможно смешение мастита с поверхностным лимфангитом и рожистым воспалением кожи на почве экскориации и инфицирования кожной, лимфатической сети. Тогда нет инфильтрации, болезненности при глубокой пальпации. Лактационная функция груди при мастите почти полностью сохранена. Значительные трудности представляет дифференциальный диагноз между остропротекающими так называемыми воспалительными формами рака (карциноматозный мастит) и маститом во время лактации и беременности. Неоднократно наблюдались случаи ошибочно произведенных глубоких разрезов при бурно растущих раках молочной железы, принятых за мастит. Микроскопическое исследование участков ткани, взятых во время рассечения таких, якобы воспалительных инфильтратов, может помочь в установлении природы заболевания.

Течение лактационного мастита у кормящих матерей зависит от локализации и степени распространения воспалительного процесса, вирулентности инфекции, восприимчивости к ней организма и от сопутствующих осложнений.

Лечение мастита у кормящих матерей

Правильное и своевременно предпринятое лечение может оборвать или значительно сократить течение заболевания. Поверхностные ограниченные очаги быстрее вскрываются (самостоятельно или с помощью ножа) и процесс заканчивается в 7—15 дней; глубокие распространенные процессы и флегмоны могут длиться в течение многих недель.

Рано начатое лечение мастита при наличии лишь серозного воспаления и застоя может привести к рассасыванию за несколько дней. При глубоких множественных очагах течение бывает тяжелым, сопровождается серьезными осложнениями, например, поддиафрагмальным абсцессом, а изредка сепсисом и даже смертью. Все же прогноз при мастите в общем благоприятен, и заболевание заканчивается выздоровлением. Более чем в половине случаев оперированная молочная железа перестает функционировать. У немалого числа женщин, перенесших мастит у кормящих матерей и лечившихся оперативным путем, функция лактации оперированной железы бывает при последующих кормлениях резко понижена или совсем отсутствует.

Лечение начальных форм маститов (серозных) может быть успешным при пользовании простыми средствами (местное применение холода, осторожное сцеживание молока при мастите с помощью молокоотсоса, отвлекающие средства, слабительные, ножные горячие или горчичные ванны). Более развитые и глубоко расположенные воспалительные инфильтраты, сопровождающиеся деструктивными изменениями, не поддаются такой терапии мастита и требуют более активных мер. При поверхностно расположенных ограниченных очагах с расплавлением тканей и образованием одиночных абсцессов наиболее простым рациональным мероприятием является вскрытие гнойника небольшим разрезом. Для более глубоких и особенно для множественных очагов требуется более широкое вскрытие мастита путем радиально к соску направленных разрезов по Ангереру, а при локализации в нижней половине молочной железы, в задних ее отделах и ретромаммарно — вскрытие дугообразным разрезом по нижней складке (по Барденхауеру). Можно вскрывать абсцесс или флегмону молочной железы радиальным разрезом в 10 см и, обследовав полости пальцем с разделением могущих быть перегородок между соседними гнойными полостями, осушает и протирает последние спиртом, после чего выполняет их целиком тампонами, пропитанными мазью.

Многочисленные разрезы при мастите, особенно при многоочаговом и флегмонозном мастите, приводят в дальнейшем к деформации и обезображиванию молочной железы, со стойким уменьшением ее размеров и потерей лактационной способности. Поэтому были предложены малые разрезы или проколы с промыванием полости антисептиком. В последние годы получила распространение пункционная аспирация гноя с введением пенициллина в полость абсцесса. Этот способ особенно охотно применяют при одиночных гнойниках, но нередко к нему прибегают и при нескольких изолированных абсцессах. После инфильтрации кожи 0,25% новокаином толстой иглой, направленной сверху или сбоку, проникают в гнойную полость и отсасывают с помощью шприца густой сливкообразный гной. Иногда для разжижения гноя приходится вводить в полость 20 мл 0,25% новокаина. После максимального освобождения полости от гноя в нее вводят через ту же иглу антибиотик, растворенный в 3—10 мл 0,25% новокаина. Такие манипуляции производят ежедневно 5 дней для поддержания достаточной концентрации антибиотика в полости абсцесса. К концу этого периода содержимое абсцесса становится светлым, сама полость уменьшается в размерах, как и инфильтрат, отечность тканей и их гиперемия исчезают. Боли при мастите стихают, температура падает до нормы. Кормление по возможности не прерывается. Многие хирурги подвергают справедливой критике применение такой методики при обширных и глубоких гнойных полостях, указывая, что эвакуацией гноя не заканчивается воспалительный процесс. Остающиеся некротические ткани и инфильтраты очень медленно рассасываются, а нередко остаются в виде склерозированных участков, деформирующих железу и возбуждающих подозрение на наличие злокачественной опухоли.

Желая избежать множественных радиальных разрезов, нередко обезображивающих железу и удлиняющих срок заживления, предложили при ограниченных гнойных маститах иссекать гнойный очаг, тем самым ускорив заживление и максимально сохранив функцию железы.

При наличии инфильтративной формы, т. е. вяло и длительно протекающего инфильтрата с высокой температурой и болями, только в самом начале заболевания рекомендовано физиотерапевтическое лечение (УВЧ), рентгеновское облучение, короткий новокаиновый блок (150 мл 25% новокаина с антибиотиком). Для стимуляции иногда производят переливание крови или аутогемотерапию. Под влиянием этого комплекса процедур происходит медленное рассасывание инфильтрата или образование гнойного очага, подлежащего вскрытию или отсасыванию с введением в полость пенициллина. Инъекции последнего в самый инфильтрат или по его периферии следует избегать, так как посте затихания острого воспалительного процесса остаются долго не рассасывающиеся инфильтраты, нередко принимаемые за новообразование и побуждающие к ошибочным, избыточно радикальным действиям.

Лечение мастита у кормящей требует бережного отношения к тканям молочной железы, исключения грубых манипуляций вроде сдавливания и травматизации во время сцеживания молока руками или производства нетерпимого массажа железы. Значение покоя нельзя недооценивать. Молочная железа должна быть правильно поднята с помощью хорошо наложенной повязки, не сдавливающей тканей, не нарушающей кровообращения и не препятствующей акту кормления (если оно проводится).

Неправильные методы лечения мастита у кормящих матерей

Осуждения заслуживают инъекции антибиотика в окружающие воспалительный очаг ткани, так как образующиеся при этом длительно не рассасывающиеся инфильтраты нередко ведут к ошибочному диагнозу рака молочной железы. Поэтому следует признать, что старый принцип хирургии об освобождении от гноя полости путем ее вскрытия и дренирования остается незыблемым.

При флегмонозных маститах у кормящих матерей, сопровождающихся значительными некротическими изменениями в тканях железы, метод аспирации гноя через иглу с введением пенициллина оказывается явно неэффективным. Приходится прибегать к более широкому вскрытию полостей и к созданию хорошего оттока. Некоторые предпочитают выполнять вскрытую полость тампонами с мазью Вишневского.

Как избежать возникновения мастита у кормящей?

Профилактика маститов у кормящих матерей основывается прежде всего на сохранении регулярного кормления, соблюдении правил гигиены. Обмывание молочных желез, рук до и после кормления, чистота белья, подвешивание молочных желез в лифчике без сдавления их бюстгальтером, регулярная функция кишечника являются общими профилактическими мероприятиями. Так как в основе большинства острых маститов лежат инфицированные трещины соска, то предупреждение и своевременное лечение последних можно считать наиболее эффективной мерой предупреждения мастита. Вопрос о кормлении во время наличия трещин и мастита решается индивидуально. При не слишком глубоких и болезненных трещинах кормление можно продолжать. Инфицированные глубокие трещины и начинающийся мастит требуют предоставления покоя молочной железе и выключения на некоторый срок акта кормления. Осторожное сцеживание молока допустимо лишь при отсутствии лимфангита и безболезненности этого акта. При разлитом мастите приходится на значительный срок прерывать кормление, иногда совсем отказаться от кормления больной грудью.

Видео:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Медицинский сайт Surgeryzone

© 2010  
Информация не является указанием для лечения. По всем вопросам обязательна консультация врача.
Создание сайта: веб-студия "Квітка на камені"